Такой Театр. Экстаз.
26.03.2018 386 5.0 0

Такой Театр
Площадка «Скороход»
Спектакль «F. Жюли»
Режиссер Сергей Азеев


Подчинение. Унижение. Экстаз.

На театральной площадке «Скороход» состоялась премьера спектакля «F. Жюли». Режиссер – Сергей Азеев, хореограф – Полина Митряшина, видеохудожник - Мария Амеленкова, в ролях: Вера Латышева, Варя Щербакова, Мария Селезнева, Виталий Гудков.
Спектакль поставлен по пьесе Августа Стриндберга «Фрекен Жюли», и зритель видит современную интерпретацию этого произведения с волнующими и наболевшими вопросами, которые возникают у современного человека.
Спектакль создан в такт со временем, в нем собраны практически все волнующие душу струны современной жизни молодежи: отношения, любовь, предательство, желание идти наперекор, агрессивное сопротивление и даже соперничество между мужчиной и женщиной, как вида в современном обществе. Кто главнее? Он или Она? И позволяет ли наличие у мужчины отличительного полового признака считать себя мужчиной? Главная героиня кричит: «Что мне … себе пришить?!»
«F. Жюли» делится на многочисленные короткие эпизоды. Их названия показываются титрами на табло в углу сцены, это: помешанная, властная, робкий, потерянный и т.д. Начинается спектакль с эпизода под названием: «Убить комара».
На задник, декорированный прозрачными, грязноватыми, плотными резиновыми завесами, проецируются три тени, над головами которых происходит загрузка. Актеры после странного, какого-то оторванного от мира танца, встают под эти тени. Появляется ощущение некой «компьютерности» всего происходящего. Свет – темный, то ли подвальный, то ли больничный. Холодный. И весь спектакль сохраняется именно такая – подвально-больничная атмосфера. Сцена всегда почти пустая, при помощи проекции на грязные прозрачные пласты занавесок, появляется то черный арочный проход, в который убегают герои, то другие видеоинсталляции. Из бутафории – два железных стола на колесах и пара стульев. Актеры сами катают столы, образуя то столовую, то клуб, то спальное ложе, а под конец и вовсе – подобие морга.


Фото из группы о спектакле "F.Жюли"

Спектакль сильный и выдержанный в своем собственном уникальном стиле, в котором сплетены резкая агрессивная и хаотичная хореография, техничный видеоряд, молчаливая отстраненность актеров и пронизывающий ледяной пожар от всего этого сочинения. Это та постановка, в которой есть страсть, много страсти, но она будто скрыта под толщей кристального льда. Когда огонь горит и обдает лица сидящих холодом. Но холод этот не пронизывает до самых костей, нет, а лишь слегка касается, сразу же отступая назад, на сцену.
Периодически действие сменяется стильными видеопроекциями, в одной из повторяющихся инсталляций красное лицо девушки говорит жесткие речи о жизни, морали, любви, мазохизме и «первом разе». Это можно было бы назвать репом, но это не он, а нечто приближенное. Сухая диктовка. Но абсолютно не лишенная эмоциональности.
Спектакль по продолжительности не долгий, всего 70 минут. «Мал, да пылок». Постановка идет без антракта, но все-таки спектакль можно разделить на две части: часть до соития Фрекен Жюли с Жаном и после.


Фото из группы о спектакле "F.Жюли"

В первой части Фрекен Жюли доминирует над Жаном, флиртует с ним, соблазняет и издевается, приказывая ему многочисленное количество раз вставать «в стойку». Она смеется над ним, и играет, будто с щенком. Жан выполняет все требования девушки, укручивается от ее флирта и соблазнений. Он галантен и обходителен. И рассказывает девушке свою историю любви к ней, которое берет свое начало еще в детстве. Фрекен Жюли смеется ему в лицо и подобно капризной девчонки требует Жана пойти с ней прогуляться в ночи.


Фото из группы о спектакле "F.Жюли"

Они начинают о чем-то спорить, Фрекен Жюли надменна и каприза, она изводит Жана своими выходками и соблазнами, мужчина не выдерживает, и резко притягивает девушку к себе, они целуются. Безупречный эпизод. И после этой мизансцены, в голове невольно рождается вопрос: «А не любят ли они друг друга по-настоящему?», уж так эмоционально, откровенно и высоко это было сыграно… И сыграно ли..? Любовь ведь такая штука, либо глаза горят, либо нет. А в этой сцене и Жан и Жюли оба горели, как подожжённые факелы.
И далее следует прекрасная сцена любви. Актеры сдвигают столы, застеленные белыми простынями, на простынях подушки… Фрекен Жюли в коротенькой ночнушке, он с голым торсом. Сцена показана с двух ракурсов: анфас к зрителю и при помощи видео – сверху. Все это происходит под техническую музыку и сухого повествования о любви «красного лица», но на этот раз оно остается скрытым от зрителя.


Фото из группы о спектакле "F.Жюли"

Сцена любви – красивая, изящная и тонкая. Это отдельная картина, на которую можно смотреть бесконечно, как на огонь или воду…
После соития все меняется. Теперь Жан управляет Фрекен Жюли, обращаясь с ней, как с доступной девкой. «Закрой глотку и проваливай отсюда!» - кричит он ей после ночи. Девушка рассказывает Жану свою историю взросления, повествуя о своей матери, которая была феминисткой… Теперь Жан приказывает Фрекен Жюли стоять «в стойке» и начинает так же, как она когда-то издевалась над ним, издеваться над ней. Все происходит так, как часто бывает в жизни: девушка влюбляется, снимая с себя ореол недоступности и становится обычной земной девчонкой. «Красное лицо» повторяет: «Какой интерес разгадывать одну и ту же загадку?!» Фрекен Жюли Жан только что разгадал…
Периодически в спектакле появляется Кристина – невеста Жана. Она молчаливая и несговорчивая, и под конец всего действия накрывает возлюбленных белыми простынями. Девушка наконец-то снимает свое синее строгое платье, в ее руке чемодан. Она уходит, а на сцене остаются лежать рядом, но на разных столах, пораженные больной любовью Жан и Жюли.


Фото из группы о спектакле "F.Жюли"

Ближе к концу спектакля верхнее освещение на квадратной раме медленно опускается вниз, визуально образуя клетку, в которой мечется Жюли, во весь голос повторяющая одну и туже фразу: «Сожрать свое сердце», «сожрать свое сердце», «сожрать свое сердце». Она одержима своей больной любовью к Жану, как и Жан Жюли. Это любовь – мазохизм, любовь – страдание, любовь – гибель. Любовь, обещающая смерть впереди, но такая манящая, зовущая и забирающая без остатка спокойствие и здравый рассудок.
Это наркотик, который попробовав однажды, уже не в силах остановиться… Нет, это лучше, чем наркотик. Это – мазохизм.
Великолепно сочиненный спектакль. Спектакль, как танец, как поэзия разрушающей любви, рассказанный современным языком и средствами. Постановка, говорящая на языке молодежи о наболевшем, и говорящая тонко и будоражаще, определенно цепляя за живое, увлекая за собой в эту мазохистскую игру двоих одержимых больной любовью людей.
Изящный аккуратный спектакль, выдержанный в едином ритме, ничуть не намекающий на пошлость и тем более вульгарность. Местами жесткий, затягивающий в притон переживаний главных героев, и неожиданно выбрасывающий оттуда. Это коктейль из боли и любви, страсти и секса, агрессии и удовольствия.
Герои режут друг друга по живому и наслаждаются этим, доводя свое наслаждение до наивысшего экстаза – до смерти.

Irena Kristo.
01.02.2018 г.


Читайте также:
Комментарии
avatar
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика