У нас был только день.
14.02.2018 50 2.0 0

Театр на Васильевском, малая сцена
«Проклятая любовь»

У нас был только день.

Мне хотелось написать рецензию еще до начала спектакля. Дернув своего спутника за рукав, я шепнула ему: «Прямо сейчас готова начать...» И мне хотелось описать все, что я вижу: маленький театр, растения на подоконнике, скользкую улицу, ведущую к двери театра на Васильевском.
Сдав пальто в гардероб и поднимаясь по широкой лестнице на второй этаж, я чувствую, как с каждой новой ступенькой в моей голове рождались все новые и новые вопросы: о государстве, о финансировании театра, о его малой сцене, на которой я была впервые... Я пришла в гости на малую сцену театра на Васильевском. Он напоминал маленький домик, одиноко стоящий среди темной и холодной улицы Петербурга.
В этот январский день давали спектакль «Проклятая любовь» по пьесе Татьяны Москвиной. В ролях — Михаил Николаев и Татьяна Калашникова. Она исполняла роль известной артистки МХАТа Ангелины Степановой, он - Николая Эрдмана. Всего два актера на камерной сцене, одно кожаное потрескавшееся кресло, одна деревянная лестница в правом углу. И много-много серых пыльных ватников, которыми были обиты стены и застелены полы. Все это придавало сцене некую «мягкость» и отправляло в 30-ые годы, к временам сталинских репрессий и многочисленных арестов.

Так и в спектакле Эрдмана арестовывают, отправляя в Сибирь, и там он ходит в ватнике, замерзает от холода и пытается писать без света. Лишь благодаря хлопотам Ангелины Степановой, Эрдмана в 1934 году переводят в Томск. Вся эта история разворачивается перед зрителем. И если задаваться вопросом: «О чем эта постановка?», то ответ однозначный: о любви и жизни двух творческих людей.
Впервые зритель видит молодую Ангелину Степанову, ей 23, а Эрдману - 28. Они веселы, болтливы и оба остры на язык. Молодые люди рассуждают о современной драматургии и театре. Героиня Татьяны Калашниковой кокетливо смеется, «охает» и «ахает», прикрывая рот ладошкой. Эрдман самоуверен и амбициозен. Они по-детски веселятся, бегая друг за другом вокруг старого кресла, и смеются. Потом вдруг на героев что-то снисходит, и они впадают в задумчивость, вспоминая каждый о собственной жизни… Она замужем за Горчаковым, он женат на балерине Дине Воронцовой.
Герои погружают зрителей в свои воспоминания. И вот, переместившись с улицы, по которой Эрдман провожал Степанову, зритель оказывается в харьковском отеле. Степанова и Эрдман вдвоем в номере и, казалось, ничего не может помешать их блаженству. Она полулежит в кресле, Эрдман обнимает ее хрупкие коленки. Безмятежность. Именно та, которая бывает перед бурей. И в фантазии пришедших на спектакль сам собой рисуется этот харьковский номер. Помятая постель, они лежат вдвоем, сбежавшие от всего мира.
Ангелина Степанова произносит: «Я хочу, чтобы это было только моим». И этому суждено было сбыться. Но уже в воспоминаниях... Пьесу «Самоубийца» не допускают к постановке. Эрдман и Степанова серьезно это переживают. Она относится к его боли, как к собственной. А дальше - хуже. Эрдмана арестовывают, вычеркнув его имя из титров фильма «Веселые ребята».

Герой Михаила Николаева падает на ватники и рассказывает анекдот, перекатываясь с одного места на другое. И анекдот этот полон самоиронии, герой задается вопросом, лежа в могиле: «Рыть или не рыть?». На сцене гаснет свет.
Степанова очень болезненно переживает разрыв с любимым. К тому времени она уже ушла от мужа и постепенно становится ведущей артисткой МХАТа. Женщина страдает, и все свободное время посвящает театру и письмам любимому мужчине в Сибирь. Каждый день она пишет ему, каждый день ждет от него письма.
Ангелина Степанова отправляет Николаю Эрдману передачи: то свечи, то табак. Она заботится о нем и на расстоянии, каждый раз выпрашивая у Эрдмана приглашение к нему в поселение, но долго не может его дождаться. Ангелина Степанова сообщает любимому, казалось бы, радостную новость - она ждет ребенка. Но Эрдман немногословен, он дает ей понять, что «сейчас не время» - и женщина делает аборт.

Актеры не уходят со сцены на протяжении всего спектакля, но зритель, благодаря игре актеров, ощущает, что Эрдман очень далеко от Степановой, что он среди мерзлоты, деревянных домиков, ледяного ветра, а она дарит поклоны зрителям со сцены МХАТа.
У Степановой появляются какие-то ухажеры, но любит она только одного мужчину и всеми способами хлопочет о его освобождении. И вот, уже будучи известной артисткой, Ангелина Степанова просит пересмотреть дело Эрдмана. И она добивается успеха. Эрдмана переводят в Томск. И на этом почему-то и заканчиваются их отношения. В Томск отправляется по приглашению Эрдмана не Ангелина Степанова, а Дина Воронцова. Нет больше писем ни от него, ни от нее.
Героиня Татьяны Калашниковой понимает, что Эрдман не собирается уходить из семьи и они никогда не будут вместе и что она не получит то женское счастье, о котором всегда мечтала. Они встречаются, спустя почти двадцать лет. Она - великая актриса МХАТа, замужем, двое детей. Он - разведенный с Диной Воронцовой, без детей, несчастный, просит у нее денег в долг. И конечно, Степанова соглашается.
И они вновь, как тогда, когда ей было 23, а ему – 28, начинают спорить...
Это спектакль об истории жизни и любви двух людей. Декорации всегда неизменны, что позволяет зрителю самостоятельно «дорисовать» атрибутику, переносясь вместе с героями в места их воспоминаний. Это история любви, рассказанная двумя артистами, которые и ведут весь спектакль. Именно благодаря актерской игре, зритель чувствует, как герои одновременно далеки и близки. Они находятся физически вместе на сцене, но он – в Сибири, а она – на сцене МХАТа.

Январь 2018 г.

Irena Kristo.


Читайте также:
Комментарии
avatar
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика