Инна Чурикова: «Верю, что люди закодированны на любовь»
18.12.2022 2215 0.0 0

Источник фото https://m.5-tv.ru

Уникальная, неповторимая, неподражаемая... Можно подобрать еще множество подобных эпитетов, и все они подойдут к этой великой актрисе – Инне Михайловне Чуриковой.
- Инна Михайловна, поделитесь вашими ощущениями от Петербурга…
- Я очень люблю этот город. В Санкт-Петербурге – замечательный зритель, очень тонко чувствующий и очень правильно реагирующий… В Ленинграде я состоялась как актриса кино. Я снималась здесь в таких фильмах как «В огне брода нет», «Начало», «Прошу слова». Здесь мы жили вместе с друзьями в общежитии. Мы были все очень увлечены. Жили скромно, но весело и душевно. Жили невероятно полной жизнью, часто спорили об искусстве. А какие прекрасные фильмы снимались на «Ленфильме»! А самое главное – что именно в этом городе я встретила Глеба Панфилова, замечательного режиссера, самого близкого для меня человека, моего мужа и отца моего сына.

Леонид Куравлёв и Инна Чурикова / "Начало", 1970  (реж.Глеб Панфилов)


- Как вы думаете, если бы Глеб Анатольевич Панфилов не заметил бы вас, ваша творческая жизнь сложилась по-другому?
- Конечно, моя жизнь сложилась бы как-то по-другому, если бы не появился Глеб. А так я, мучившаяся своей ненужностью, бессмысленностью того, чем занимаюсь, не удовлетворенная собой беспредельно, вдруг начала верить, что могу намного больше того, что во мне до сих пор видели. Это великое ощущение: в тебя поверили! Спасибо Глебу! А он увидел меня действительно случайно, по телевизору в роли Бабы-Яги! Молодой режиссер «Ленфильма» решил, что именно я смогу сыграть главную роль санитарки Тани Теткиной в фильме «В огне брода нет». Оставалось самое трудное: убедить чопорный советский худсовет, что Чурикова способна сыграть не только Бабу-Ягу и непутевых дурочек, но и лирическую героиню, в которую без памяти влюбился красноармеец Алеша Семенов…
- Расскажите о вашем детстве.
- У меня была замечательная бабушка, которая пела на свадьбах – она вставала рано утром, одевалась и уходила на свадьбы. Ее не было несколько дней, потом она возвращалась и сразу начинала много работать. У нее была огромная потребность в творчестве… Наверное, все, что есть хорошего у меня – от мамы. Она меня любила и это главное. Она воспитывала меня одна, мы жили довольно скромно. Мама много работала, приходила домой поздно вечером и писала диссертацию. Я садилась на диван к маме, утыкалась ей в подмышку, я любила ощущать мамин запах… Мама очень следила за тем, как я училась, проверяла мои домашние задания. Если честно, я ходила в школу для мамы, чтобы она не расстраивалась, потому что особой радости от учебы я не испытывала, хотя училась хорошо и какие-то предметы мне нравились. Уже в институте я училась с огромным желанием, испытывала огромное счастье от этого процесса. Хотя надо сказать, что в школе у меня было несколько замечательных учителей, например, по литературе. Наша учительница ушла в декрет, и к  радости всего класса к нам пришла обаятельная, нежная, женственная, как будто из другого мира женщина, которую даже нельзя было назвать учительницей. Я помню, как Тамара Ильинична себя вела, как она себя держала, какие у нее были жесты, манеры. Она говорила с нами не только о литературе, но и о театре, о живописи. Может быть, и  Тамара Ильинична что-то во мне пробудила. У нас был потрясающий педагог по английскому - Ната Рудольфовна - роскошная женщина. Но в целом школа вызывала негативные эмоции, выходить к доске часто было мученьем, даже если я знала урок. Преподавание было авторитарное. Я думаю, сейчас мало что изменилось…

Инна Чурикова с папой Михаилом Кузьмичом и мамой Елизаветой Захаровной


- Ваш сын тоже учился в школе ради вас или ему повезло больше?
- Не думаю, что он учился для меня. Так как я, в отличие от моей мамы, никогда не ругала Ваню за плохие оценки. Я к этому относилась спокойно. У него в школе было много неприятностей, конфликтов с педагогами, но я всегда была на стороне сына. Я же мать!
- Как вы оцениваете работу Ивана  в фильме «Без вины виноватые»?
- Ваня существовал в этой роли самостоятельно и верно. Он очень правдив в этой истории. Его герой - сирота, работающий в театре не по воле случая, а по какому-то внутреннему влечению.
- Как вам с ним работалось? Получалось ли абстрагироваться от того, что ваш партнер - не профессиональный актер, а ваш любимый сын?
- Конечно, я абстрагировалась, иначе бы ничего не получилось. Но я  очень волновалась за Ваню. Мало того, что это его дебютная роль, если не считать то, что когда он был маленьким, снялся в фильме «Васса», так она еще и бесконечно сложная, даже в каком-то плане мучительная. Материал ведь бывает гораздо легче и радостней. И  несмотря на то, что рядом были мы с отцом, все равно, было ощущение, как будто Ванечку как котенка бросили плавать в открытый океан. Но, как мне кажется, Ваня выдержал это испытание с честью. Наверное, ему все-таки помогало присутствие рядом нас с отцом и замечательные партнеры: Витя Сухоруков, Олег Янковский, Амалия Мордвинова,  Альберт Филозов, Дима Певцов.
Понятно, что каждая мама хвалит своего ребенка, и не хочется его расхваливать. Но когда Ваня был маленьким, он так талантливо изображал и волка, и зайца, и даже Черчилля! Это было что-то невероятное. Так точно, очень остро, с чувством юмора. В нем живет актерское начало. Я это вижу. Но когда он закончил школу, сказал, что ни актером, ни режиссером он не будет. Видимо, устал от нас, насмотрелся. Но, тем не менее, я вижу, что зреет творческая жилка.
- Он же ресторатор.
- Да. У него ресторан «Дети солнца». Он организовывает там встречи с интересными людьми, - писателями, художниками, проводит вечера с творческими людьми. Мы с Глебом иногда к нему приходим. Дай бог, чтобы у него все получилось.
- А правда, что посмотрев какой-то ваш спектакль, Ваня сказал: «Мамочка, папочка я вас так люблю!»?
- Да. Было такое. Он вообще нам часто до сих пор говорит слова любви. И даже спрашивает: «Мама, а ты меня любишь?» Он очень чувствующий эмоциональный человек. Таким людям тяжело жить в современном мире. Должна быть большая защита.
- Что делать таким людям?
- Спокойней относиться к жизни. Я стараюсь ему как-то помочь. Но Ваня очень остро реагирует на любые общие фразы. Он говорит: «Мама, не надо!» Слово очень дорого. Нельзя фальшивить… Но вообще это непростая тема…
- Ване эмоциональность передалась от вас по наследству?
- Наверное, яблоко от яблони недалеко падает. Мы с Глебом очень эмоциональные люди.
- От чего вы испытываете сильные эмоции?
- Жизнь контрастна. Есть то, что меня очень радует – и звездное небо, и цветочки, и солнышко, и поющие птички, и деревья. Посмотрите, какие стоят деревья осенью -  красивые, золотые, еще не тронутые морозом! Удивительно красиво, просто и точно сказал об осени Александр Сергеевич Пушкин «пышное природы увяданье». Так мог сказать только он… Вообще я очень люблю весну, потому что она дает понять, что жизнь вечна. Но есть то, что безумно расстраивает… Потери близких любимых людей, друзей. Это ужасные потери, которые не могут не давить. Потому что таких людей – единицы.
- Что вас расстраивает или, может, раздражает, в современной жизни?
- Я не люблю выражение «культурный уровень», но, тем не менее, он очень понизился. Что-то произошло со вкусом людей. Они уже довольствуются малым. Им уже скучно, когда им говорят что-то серьезное, им скучно смотреть картины, где много разговоров. В общем, планка занижена дальше некуда. Зрителям нужен короткий монтаж. У большинства молодых людей клиповое мышление. Мне от этого грустно. А какие рейтинги у многочисленных телешоу! Нашу картину «Романовы» показывали как раз в то время, когда по Первому каналу шло шоу «Ледниковый период». И наш фильм посмотрело очень мало людей. Обидно, что сейчас вкус формирует телевидение. Я знаю людей, которые воспитывают своих детей без телевизора. Думаю, они правильно делают. Я почти не смотрю телевизор. Если только удается попасть на хороший фильм.
- Если бы раньше существовали различные телешоу, вы бы в них не участвовали?  
- Нет. Считаю, что это не тот путь, которым должны зарабатывать себе популярность драматические артисты.
- Как вам новое поколение артистов?
- Я не согласна с точкой зрения, что актерское поколение мельчает. О сериалах, конечно, всерьез говорить не приходится, но в кино есть замечательные молодые девушки и ребята. Очень люблю Галю Тюнину. Мы с ней познакомились на съемках «В круге первом».
- Какое впечатление произвел на вас Александр Солженицын?
- Грандиозное! Солженицын - фантастическая личность. Удивительно честный человек, всегда говорит только то, что думает. У Александра Исаевича замечательная жена, которая его понимает, любит, - настоящее плечо, на которое можно опереться. А сколько испытаний выпало на их жизнь!.. Я не могу сказать, что работа над фильмом начиналась просто. Нет. Дело даже доходило до конфликтов и казалось, что ничего не получится. Но, слава Богу, все свершилось. Александр Исаевич написал сценарий для телевизионного фильма. Глеб Панфилов сделал режиссерский сценарий, и работа началась.  Для меня этот фильм насладителен потому, что его герои, живя в тяжелейших условиях, сохранили в себе человеческие качества и остались людьми. Я бы очень хотела, чтобы мы тоже сейчас сохранились. Потому что мне кажется, что сейчас что-то происходит с нами, что-то в нас меняемся. Мы портимся. Посмотрите, сколько осиротевших детей при живых родителях! Человек как-то не требовательно к себе относится. Покатились с горы – и катимся.
- А скорость большая?
- Мне кажется, что да.
- Есть что-то, что может остановить этот процесс?
- Книги, искусство, семья, которой сейчас очень сложно жить, любовь.
- Кстати о любви. Вы замечательно сказали про вашу собаку, что она закодирована на любовь. А среди людей вам часто встречаются закодированные на любовь…
- Вы знаете, у меня всегда есть ощущение, что люди закодированы на любовь. Я в это верю. Просто иногда они не слышат, не чувствуют, прерывается связь с самым главным, когда ты вдруг не видишь, не слышишь, не чувствуешь, для чего ты живешь. Но все равно Господь делает так, что в какую-то секунду жизни люди это понимают. А те, кто это не понимают, по-моему, глубоко несчастные люди…
- Многие отталкивают от себя любовь.
- Зачем они это делают? Почему?
- Может быть, боятся…
- Боятся любви? Они боятся, что с ними что-то произойдет? Боятся растаять? Да, может быть. Появляются такие новые герои нашего времени. Но мне не хочется в это верить. Знаете, мне иногда вдруг становится страшно из-за каких-то событий или каких-то героев, как, например, в фильме Кирилла Серебренникова «Изображая жертву». Мне не хочется думать, что вот такой молодой человек - типичный представитель нашего времени, молодежи. Он ведь абсолютно равнодушный, расчетливый, холодный. У него ничего в сердце нет, а может быть, даже и сердца нет. Я не знаю, почему это произошло, отчего это произошло. Причем я посмотрела несколько современных фильмов, и эти жесткие, не умеющие чувствовать юноши переходят из фильма в фильм. Значит, растет поколение таких людей или это режиссеры сознательно выбирают такие образы? Я таких в жизни не встречала, но если они есть, то тогда лучше жить в мире иллюзий.

Глеб Панфилов и Инна Чурикова. Источник фото: na-dache.pro


- Вы любите мечтать?
- Конечно. Я люблю мечтать. Раньше больше мечтала, но и сейчас мечтаю. Сейчас другие мечты. Порой я очень болезненно реагирую на события, которые происходят в нашей жизни, и мечтаю, чтобы было иначе… Иногда кажется, что все, что происходит – какой-то страшный сон, и хочется побыстрее проснуться.
- Когда-то вы сказали: «приливы счастья». От чего они бывают сегодня?
- Это внезапное чувство. Но сейчас бывают уже только «приливы радости», - когда встречаешь друзей, которых давно не видела, или когда я вижу сына, мужа. Может, это и есть счастье. Просто уже другие оценки, да и возраст другой. Да и друзей становится все меньше…
Я считаю, что в любой мелочи можно найти что-то хорошее. Надо уметь жить настоящим. Надо ценить то, что есть сегодня, любить каждую секундочку, которую дарит жизнь. И если даже на душе печально, находить какую-то радость. Утром просыпать с этим состоянием души. Так неприятно, когда люди начинают жаловаться. При этом понимаю, что многим живется очень трудно. Тем не менее, надо как-то переключаться, понимая, что трудности пройдут, а ты потратишь время на недовольство, брюзжание… Как-то надо себя поворачивать на другое состояние души. Вот если бы еще не терять близких!..
- Вы хотели бы что-то изменить в вашей жизни, если  бы это было возможно?
- Конечно, я хотела бы сделать что-то по-другому. Это так же, как и в театре – можно сыграть спектакль по-другому, что-то изменить. Хотя к работе ты относишься очень ответственно, а живешь порой спонтанно, эмоционально, безрассудно. А хочется как-то мудрее жить! И, знаете, я очень доверчивая, меня до сих пор можно обвести вокруг пальца, хотя все равно какой-то рентген во мне включается, помогая избегать многих ошибок…
- Какой для вас идеальный Новый год?
- Хочется быть дома, приготовить хороший стол и чтобы близкие люди были рядом, чтобы ночь была радостная, и чтобы не было ни одного момента, который мог бы омрачить эту новогоднюю ночь.

Беседовала Татьяна Болотовская


Теги:Интервью, Инна Чурикова

Читайте также:
Комментарии
avatar
Яндекс.Метрика