Олег Янковский: «Без сказки жить трудно»
13.09.2021 51 0.0 0

Олег Янковский… Один из самых ярких, талантливых и любимых в стране актеров. Его мужское и актерское обаяние действует на всех, независимо от возраста и пола. Это интервью Олег Иванович Янковский дал незадолго до смерти… Он долго не соглашался на разговор, его глаза улыбались, и он говорил: «Ну, зачем вам это интервью?» Но все же согласился… И вот день интервью настал. Не передать то волнение, которое я испытывала перед нашей встречей. Янковский вместе со Збруевым стоял перед служебным входом ДК «Выборгский», увидев меня, сказал: «Ну, пойдемте, поговорим…» А когда перед спектаклем прозвучал третий звонок, Олег Иванович спросил: «Хотите, продолжим завтра?»

Кадр из к/ф "Служили два товарища"

- Вы как-то сказали, что избалованы сказками…
- Да нет. В жизни сказки было мало. Жизнь у меня была достаточно тяжелая. Рождение в городе Джезказгане. Эвакуация. Репрессированный отец. Потеря отца. Мама поднимала троих детей. А сказка… Это я сказал о фильмах, - я снялся в нескольких очаровательных картинах -  «Обыкновенное чудо», «Барон Мюнхгаузен». Потом сам снял фильм «Приходи на меня посмотреть», потому что эта ниша была свободна, и мне хотелось сделать что-то наподобие сказки. И детям, и взрослым без сказочного момента, который бы дарил душе и сердцу положительные эмоции, очень трудно жить.
- Вам не хватает таких фильмов?
- Не хватает.
- Какая, на ваш взгляд, тенденция в российском кинематографе?
- На будущее я смотрю с оптимизмом. Даже если не ухаживать за полем, из земли прорастает такое количество разных цветков и трав… Вообще Россия так организована Господом богом, и, может, в этом наша сила, что мы при всех катаклизмах очень духовная страна, и здесь все прорастает казалось бы без всяких предпосылок для этого. Думаю, что еще будут какие-то взрывы духовные, - и в литературе, и в кино, и в театре.
- Были в последнее время какие-то яркие культурные впечатления?
- Я живу в мире культуры, поэтому информирован, наверное, больше чем среднестатистический зритель. Я знаю, на какой спектакль или фильм пойти. «Возвращение» Звягинцева очень понравилось… Не могу сказать, что я испытываю от современного кино такие потрясения, какие были в 70-е годы от фильмов «Смерть в Венеции», «Конформист», «Полет над гнездом кукушки». А «Крестный отец»! А какая там музыка Нино Рото! Казалось бы фильм о мафии, криминальный, а на самом деле такая мудрая картина, о таких понятиях как семья, предательство, чувство крови. Там такие шекспировские страсти...
- Хочется?
- Страстей? Да лучше бы не надо. В искусстве хочется. А в жизни нет… Конечно, в моей профессии обязательно нужны эмоциональные впечатления, чтобы можно было по-хорошему позавидовать. Но, увы, сегодня нет психологических открытий. Искусство стало каким-то холодным, расчетливым. А искусство в первую очередь должно быть связано с эмоциями.

Кадр из к/ф "Храни меня, мой талисман"

- В таком случае, где вы черпаете эти эмоции? От общения? Или, может быть, из книг?
- Не могу сказать, что я читающий человек. Иногда начинаю читать и вскоре ловлю себя на том, что не понимаю, что читаю. Поэтому беру в руки книгу, когда уже знаю, что это замечательное произведение. Когда появился Пабло Коэльо, взахлеб стал читать его произведения. Очаровательная книга – «Похороните меня под плинтусом» Павла Санаева, в которой он описывает свое детство…
- Ваша бабушка говорила, что «когда рождается ребенок, должно быть пять лет дома»…
- Именно так было в нашей семье. Была атмосфера тепла, добра и любви. Моя мама очень много работала, она должна была одна поднимать троих детей. Но чтобы дома было тепло, не обязательно 24 часа находиться дома. Можно сутками  находиться дома и в атмосфере будет витать такое, что мало не покажется! Добро сеется по-другому. Делайте добро, любите ребенка, и все. Тут никаких других правил нет. Если от вас исходит тепло, то все будет хорошо…
- Вы как-то сказали, что мечтаете, чтобы спросили, с кем пришел Филипп Янковский, глядя на вас…
- Это была такая история с Тарковским. В ресторане дома литераторов сидели Арсений и Андрей Тарковский. И спросили: «С кем это Арсений пришел?» - «С сыном». Прошли годы. Андрей уже снял «Иваново детство», «Рублев».  В очередной раз пришли в ресторан. «С кем сидит Андрей Тарковский?» – «С отцом». В моем случае это сложнее. Потому что я артист, а поэтов больше знают по произведениям. Но мне очень приятно, когда говорят о моем сыне. Радость, удача сына для отца самое главное. Для меня был счастливый день, когда мы вместе получили «Нику». Я – за роль в картине «Любовник», а Филипп – за фильм «В движении». Есть фотография, где мы оба, безумно радостные и счастливые, стоим с «Никами».
- Филипп похож на вас по характеру?
- По характеру нет. Что-то есть общее в пластике, в движении.
- Часто с ним общаетесь?
- Не могу сказать, что часто. Он занят, я занят. Когда в Петербурге были гастроли Ленкома, а Филипп в Петербурге заканчивал работу над фильмом «Меченосец», нашли время, и с удовольствием посидели, пили кофе, любовались Исаакиевским собором, разговаривали о фильмах, о перспективах.

Кадр из к/ф "Звезда пленительного счастья"

- Хотели бы поработать вместе с Филиппом?
- У нас  было предложение от Акунина – я должен был в фильме Филиппа сыграть повзрослевшего Фандорина. Это было бы интересно.
-Наверное, это здорово подчиняться сыну…
- Что значит подчиняться?  Хотя да, он ведет, он сталкер. Но я всегда становлюсь соавтором режиссера. Даже такой режиссер как Андрей Тарковский, у которого жесткая режиссура, авторское кино, все равно он, так или иначе, прислушивался к моему мнению. Режиссер ведь предлагает конструкцию, а душу в роль вдыхает актер. И от того, насколько ты будешь интересен, активен, зависит спектакль или фильм. Иногда даже режиссер удивляется. Я вспоминаю после одного из последних прогонов спектакля «Синие кони на красной траве» Марк Захаров  сказал мне: «Олег Иванович, зайдите ко мне в кабинет». И сказал фразу, котораю запомнилась на всю жизнь: «Олег, я вам уже в этой роли ничем не могу помочь». От режиссера услышать такое дорогого стоит. Это самая большая актерская награда.
- Вам удалось посмотреть целиком «Доктор Живаго»?
- Целиком так и не смог посмотреть. Мне подарили DVD, но нет времени. Но какие-то определяющие сцены я посмотрел. Это честная картина, сделанная нравственным человеком, коим я считаю Александра Прошкина. Приятно, что фильм выдвинули на ТЭФИ… Сценарист фильма Юрий Арабов много добавил от себя. Комаровский всегда считался отрицательным персонажем. Но мы посмотрели на него через призму сегодняшнего дня и современных людей.

Кадр из к/ф "Влюблен по собственному желанию"
- Много «Комаровских» сегодня?
- Думаю, что много.
- Встреча с Ларой выбила его из состояния равновесия…
- Да. Он, действительно, жил очень хорошо, пользовался плодами жизни. Но так часто бывает в жизни. Он сильный хитрый человек. Хотя у него, безусловно, есть своя нравственность. Во многом виновата сама Лариса (смеется). Все-таки импульс дает женщина.
- Тяжело устоять перед импульсом?
- Очень! И Адам не смог этого сделать, - надкусил яблочко. Тем более, когда разница в возрасте…Я играю Тригорина в «Чайке». Антон Павлович Чехов, который понимал жизнь, любил женщин, тоже прописал такую историю. Тригорин – умный, образованный человек, а, встретив Нину Заречную, стал вести себя как ребенок... Не буду называть имен, но знаю примеры из жизни, когда люди в возрасте, встречая молодую женщину, получают настолько сильный импульс, и впадают в детство. Человек не понимает, что с ним происходит.
- Любовь?
- Любовь может быть односторонняя. Вы же видите, как молодые девочки выходят замуж за мужчин намного старше их,  явно по расчету. И творят с мужчинами Бог знает что. И мужчины терпят…
- Знаю, что вы собираетесь снять фильм по мотивам «Героя нашего времени», где вы собираетесь затронуть эту же тему…
- Не хочется говорить о том, чего пока нет. Но там история другая: наоборот мужчина испугался, потому что не был внутренне готов к этим сильным чувствам. Думаю, отклик в сердцах зрителей будет найден, потому что в этом положении многие находятся. Когда прожита какая-то интенсивная жизнь, и душа становится истерзанная как половая тряпка. И мужчина испугался чувств, атаки со стороны женщины. Но это дело будущего...
- Страсть, на ваш взгляд, разрушает?
- Конечно!
- Правда, что в фильме «Анна Каренина» вы сыграли Каренина, который значительно отличается от привычного образа?
- Зная, как его играли в предыдущих фильмах, мне казалось, что он заслуживает какого-то другого подхода. С режиссером фильма Сергеем Александровичем Соловьевым мы нашли общий язык. Думаю, что симпатии будут на стороне Каренина… Его очень жалко. Он все потерял. И жену, и сына. Сцена, когда он отказывается от сына, когда говорит: «Я ненавижу сына. Страшно в этом признаться», игралась на таком нерве.  
- Сыграв такие роли, что-то переламывается в душе?
- Нет! Переламываться не должно. Иначе можно сойти с ума. И такие случаи бывают, когда актеры заканчивают свою жизнь печально. Но должен быть контроль и крепкая психика, иначе «поедет крыша». При этом у артиста должна быть подвижная нервная система. Нервы-канаты актеру не помогут, - пока их растеребишь… Хороший актерский организм от Бога сродни скрипке Страдивари.

Олег Янковский и Роберт Де Ниро
- В одном интервью вы сказали, что у актера обязательно должен гореть глаз. А если не горит?
- Значит - не артист (смеется)! Хотя много актеров, которые все замечательно делают на технике. Но если учесть, что глаза – это зеркало души, то, конечно, душа должна искрить.
- От чего у вас бывают ощущения полета?
- Наверное, когда все как-то складывается. И хорошая погода, хорошее настроение, и в семье все хорошо, и в работе. Тогда хочется лететь, и не бояться ничего.
- А чего вы боитесь?
- Каких-то экспериментов в работе. Нужно заниматься политикой выстраивания своей творческой жизни. А годы разные, предложения разные, режиссура разная. Нужно с молодежью экспериментировать. Когда все складывается, тогда готов к экспериментам.
- Вы осторожный человек?
- Осторожный. «Рыба» все-таки. Лавирую. У меня достаточно дипломатичный характер. Одна из заповедей Марка Захарова, которую он мне сказал, когда взял меня в театр: «Не портите ни с кем отношения, потому что враг из Москвы не уезжает»…  Вообще Марк Анатольевич - потрясающий человек и гениальный режиссер. Он чувствует потенциал актера и может раскрыть даже то, что дремало в актере. Допустим, мог ли я предполагать, что он мне даст роль Ленина в спектакле  «Синие кони на красной траве», а потом роль Мюнхгаузена? Он обладает хорошим глазом, чутьем, интуицией. С Захаровым мы много чего сделали, и дай Бог еще сделаем.

Фото: Kinorebus.ru
- Вы говорили, что долго жили на четвертой скорости. А сейчас на какой?
- Не знаю, какая скорость. Но живу интенсивно. И в театре, и в кино работа есть.
- Свободное время – это праздник?
- Нет (смеется). Заведенный ритм жизни породил не самое хорошее: я не могу организовать себе отдых. Люблю посидеть в кресле-качалке с чашечкой кофе, трубкой. Подумать о роли. Почти всю роль Каренина выучил на веранде вместе с супругой. Она проверяла текст. Там такие огромные монологи! Если бы вы меня спросили, что самое сложное в работе над ролью, я бы ответил: «выучить текст». Ведь его нужно не просто выучить. Он должен опуститься с головы в ноги. Ты не должен о нем думать. Только тогда можно обрести правильное состояние и интересно существовать на сцене и перед камерой.
- Вы склонны к самоанализу?
- Очень.
- А за людьми наблюдать любите?
- На самом деле, это мое любимое времяпрепровождение, когда приходилось часто уезжать из Москвы. Например, когда снимали «Ностальгию», или когда я играл полгода во Франции,  я очень любил выбрать какую-нибудь уютную площадь, сесть там и  часами за чашечкой кофе наблюдать за людьми, за их нравами.
- Наверное, только заграницей вы можете себе позволить сидеть на площади и пить кофе. А как вы вообще относитесь к популярности? Она может испортить?
 - Тьфу-тьфу, держусь пока. «Крыша не поехала». Но испытание это очень тяжелое. Медные трубы надо уметь пройти… Актеры должны быть любимы. Какая популярность обрушилась на Безрукова после «Бригады»! А как любят наших эстрадных звезд! Все естественно. Частые появления на экране назвать популярностью трудно. Это узнаваемость. Исчезни на полгода и тебя забудут. А когда роль сыграна хорошо, и это попало в сознание, оставило след, заставило зрителей задуматься, значит, вошло глубоко. И такого актера долго не забудешь. То, что творил Иннокентий Михайлович Смоктуновский, играя Князя Мышкина, в моем сознании осталось надолго…
А мне Господь бог послал «Щит и меч», потом «Служили два товарища». Я был готов сниматься во всем, в чем предлагали сниматься. Ошибок много наделал. Потом сказал себе «стоп-стоп»… Ведь нужно выстраивать свою творческую жизнь, анализировать, в чем ты участвуешь, с кем ты работаешь, не идешь ли ты на компромиссы.
- Одна из моих любимых картин с вашим участием «Влюблен по собственному желанию»…
- Хорошая, добрая картина. Помните, когда на часах 00.00, началась новая жизнь, а они уже вдвоем. У Сергея Микаэляна было желание снять продолжение, но потом поняли, что дважды в одну воду входить нельзя.
- Вы говорите себе слова вашего героя Барона Мюнхгаузена «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь»?
- Говорю. Бывают ведь трудные периоды. Я, безусловно, расположен к депрессиям. Особенно осенью. Ноябрь, когда в 4 часа темно… Организм сопротивляется, и… начинается. Вот тут надо занимать себя работой и говорить «Улыбайся, улыбайся». Греет мысль - скоро Новый год. А потом день будет прибавляться.

Беседовала Татьяна Болотовская
P.S.  Народный артист СССР Олег Иванович Янковский умер 20 мая 2009 года от рака поджелудочной железы. Олега Янковского по праву называют «русским Аленом Делоном». Однако любовь и признание телезрителей актер получил не только благодаря привлекательной внешности, а скорее, из-за величины таланта и великолепной игры в самых разных образах.

 


Теги:Олег Янковский

Читайте также:
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования