Светлана Сурганова "Я просто дышу в ритме стихов"
01.01.2017 2267 4.2 0

СВЕТЛАНА СУРГАНОВА: «Я ПРОСТО ДЫШУ В РИТМЕ СТИХОВ…»  

Рок-певица, поэтесса, композитор, с 2003 года – основатель и лидер группы «Сурганова и Оркестр», Светлана является исключительно разносторонней личностью. Ее популярности могут позавидовать многие, концерты и выступления артистки проходят с неизменным аншлагом и успехом во многих городах России и за рубежом. Светлана Сурганова любезно согласилась побеседовать с нами и рассказать о своем творчестве и своих проектах.

 
Марина Воинова:  Светлана, Ваши композиции захватывают внимание очень яркими инструментовками и аранжировками, которые, несомненно, занимают важное место в процессе сочинения. Расскажите, пожалуйста, как они создаются?
Светлана Сурганова: Больше половины аранжировок создают музыканты группы «Сурганова и Оркестр». Из приглашенных авторов аранжировок мы сотрудничали в проекте «Игра в классики» с Марией Савкиной. Ее же аранжировки, в частности, партии струнных, использовались в нашем альбоме «Возлюбленная Шопена».
Также хочется отметить Дмитрия Саратского из Киева, который сделал аранжировку песни «Мой путь». Все остальное делаем мы сами. В группу «Сурганова и Оркестр» входят замечательные музыканты, которые делятся со мной своими музыкальными идеями, и моя функция – это выбирать. Все мы – одна команда  и каждый по-своему принимает участие в процессе.Мы экспериментируем в разных стилях.

Валерий Тхай – гитара, Никита Межевич – клавиши, компьютерная обработка, бэк-вокал, Михаил Тебеньков – клавиши, труба, компьютерная обработка, бэк-вокал, Денис Сусин – бас, Сергей Соколов –барабаны, Дмитрий Степанов – звукорежиссер, Юрий Луговской – светорежиссер.

М.В.: Экспериментируете и импровизируете!
С.С.: Импровизация возникает, в частности, на концертах, из соображений драматургии, чтоб, например, дать возможность слушателям вручить цветы и чтобы это происходило органично, под музыкальное звучание. Зачастую такие импровизированные антракты настолько креативны и самодостаточны, что в художественном отношении производят весьма сильное впечатление. Даже есть идея создать альбом только лишь из этих инструментальных композиций.

М.В.: Прекрасная идея!
Импровизация проникает в Ваше творчество повсюду. Прошлый концертный сезон завершился уникальным концертом в формате open-air, в общем-то, импровизационным по своей сути: в программе прозвучали композиции, выбранные по заявкам зрителей . Поклонники группы «Сурганова и Оркестр» сами голосовали за то, что хотели услышать в живом исполнении. Отдать свой голос можно было на протяжении месяца в социальных сетях. Замысел такого концерта был связан с идеей подведения итогов концертного сезона?
С.С.: Обычно творческие итоги мы подводим на наших традиционных Апрельских концертах. Месяцем зарождения коллектива считается именно апрель – самый радостный, многоликий и многообещающий месяц года! И в этот раз, чтобы порадовать нашу публику, мы решили сыграть давно ожидаемую акустику. Минимум электронных наворотов и устрашающих плей-беков. Все ноты играются вживую! Создание такой программы требует переосмысления многих аранжировок. В итоге большое количество песен обрело совершенно свежее, порой до неузнаваемости новое звучание. А с этим открылись иные подстрочники и коннотации текстов.
Результат понравился нашим слушателям и нам самим. И в июньском концерте мы решили продолжить этот эксперимент с песнями. Многие заявки прозвучали в новом музыкальном оформлении. Первые такты песен напоминали хорошо известную телевизионную игру «Угадай мелодию».
Интерактивное решение с «концертом по заявкам» используется нами уже не первый год. Кстати, одной из самых любимых мною в детстве программ ленинградского радио была «В рабочий полдень», где исполнялись заявки тружеников города.

М.В.: Что для Вас стало самым неожиданным и приятным в этот вечер?
С.С.: Мое собственное настроение! Было ощущение огромной любви и озорного куража.

М.В.: На этом концерте Вы не играли на скрипке, как обычно…  Хотя этот инструмент постоянно присутствует во всех ваших проектах.
Интересно, когда Вы учились по классу скрипки в музыкальной школе, были ли у Вас кумиры – классические музыканты-исполнители?
С.С.: Конечно! Коган, Ойстрах... В середине 1980-х на экраны вышел фильм о Паганини, в котором музыка великого виртуоза звучала в исполнении Давида Ойстраха.
Сейчас у меня период увлечения фортепианной музыкой, я много слушаю классики и посещаю концерты, например в Мариинском театре…

М.В.: Давайте поговорим о Вашей музыке. Многие Ваши песни, на мой взгляд, созданы под явным влиянием отнюдь не «попсы», а именно – городского романса, баллад, театральной и даже классической музыки. Быть может поэтому Ваше творчество так объемно по своей образности, органично взаимодействует с различными литературными и сценическими жанрами. Как бы Вы определили музыкальный жанр, в котором работаете? Насколько динамично он изменялся за время существования группы, что, на Ваш взгляд, привнесено нового?
С.С.: Мне всегда было тесно в рамках одного жанра. Музыка для меня – это познание МИРА – многоликого, контрастного, порой противоречивого, но всегда наполненного смыслом и красотой. Я – музыкальный гурман. Мне нужна широкая палитра… от латиноамериканских ритмов, трипхопа, авторской песни, до классики и авангарда.

М.В.:  Исполняя песню на концерте и записывая в студии, приходится сталкиваться с совершенно разными реалиями. Для передачи образа вокального произведения в записи помогает только голос, интонация.
В чем состоит для Вас главная сложность подобной исполнительской задачи?
С.С.: Сложность только в отсутствии физических сил… Мои голосовые связки больше всего приспособлены к молчанию. Порой, даже просто устная речь дается с трудом. Но я стараюсь об этом не думать. А просто дышу в ритме стихов!

М.В.: Основу Вашего репертуара составляют преимущественно песни собственного сочинения. А кто из композиторов современности, классиков ХХ века Вам известен и интересен?
С.С.:  Из композиторов двадцатого века мне нравится «Ш» тройка: Шёнберг, Шостакович, Шнитке. Из более современных: Рене Обри, Нино Рота, Ян Тирсен, Эрик Сати, Мурат Кабардоков…

М.В.: В названиях некоторых Ваших песен, как и в самом принципе построения некоторых композиций и даже дисков, можно встретить непосредственное влияние классической музыки. Самый показательный пример, конечно же – это диск «Игра в классики», который состоит из частей, содержащих название конкретных музыкальных жанров:  Городская сюита; Кантата ухода и прихода; Ода узнаванию; Симфония небесного и земного; Соната тотального жизнеутверждения…
Расскажите, пожалуйста, в чем состояла вообще идея проекта «Игры в классики»? Какая игра, и в какие классики подразумевалась?

С.С.: «Игра в классики» – это мой не отработанный детско-музыкально-школьный гештальт. Кем могла стать, но не стала. А может, и к лучшему.

М.В.: В одном из интервью1 Вы объясняли свое отношение к музыке и творческому процессу так: «Я вообще люблю музыку. Но такое явление, как оркестр, позволяет музыке раскрыть себя в полной мере. Это полифония, колорит звуков, красок, аранжировок. Музыкантов, которые сейчас со мной сотрудничают, можно в полной мере назвать оркестром. Они – профессионалы. Если песня требует какого-то инструмента, потому что он точнее других может выразить ее настроение, то должен быть записан именно он. Не каждый коллектив может сейчас себе позволить такую щедрость. Обычно, когда песня записывается на студии, создаются аранжировки, приглашаются сессионные музыканты. Орган, арфа, тридцать три «дудука» – насколько позволяет фантазия автора. Мне же хочется, чтобы полифония присутствовала и на сцене. Мы позволяем себе «роскошничать». Бог с ней, с финансовой стороной! Главное – искусство. Главное – красота. Главное – гармония. На музыке экономить нельзя.
А что для Вас Гармония в жизни?
С.С.: Гармония в жизни, по-моему, заключается в ЩЕДРОСТИ к самой жизни и ко всем ее проявлениям! А как следствие – РАДОСТЬ! Радость открытий, радость сопереживания, радость преодоления.

М.В.: Необычайная музыкальность, шарм, импровизационность присущи всей Вашей творческой натуре. Вы как-то сказали: «Человек, который  не способен играть, превращается в зануду»2.
Многие считают Вас светлым и задорным человеком, несмотря на испытания, пережитую болезнь, которая не смогла Вас сломить ... Трудно ли оставаться оптимистом?

С.С.: Не трудно, когда в тебе живет чувство БЛАГОДАРНОСТИ… За прожитый день, за встречу с друзьями, за вкусный съеденный ламстейк, за возможность увидеть Байкал или горы Лёйкербада… и так далее.

М.В.: Вы производите впечатление человека невероятно искреннего, теплого, отзывчивого и… закрытого одновременно! А нужно ли вообще творческому человеку впускать в свою душу кого-то, или искусство требует жертв, необходимости постоянной работы над собой и уединения; чтобы добиться самых высоких целей следует оставаться независимым?
С.С.: Чтобы достичь любой цели, нужно стараться оставаться независимым. Кстати, стать независимым – это тоже ЦЕЛЬ.

М.В.: Вы признавались, что самый важный человек в Вашей жизни – мама. В одном из интервью говорили о мистических топонимических совпадениях, связанных с ее именем, поэзией Ахматовой и Петербургом: «Мало того, что Петербург, еще и Кавалергардская, дом 4, квартира 3. В 1950-х годах Анна Андреевна жила по этому адресу. Это же мой дом! Правда, квартира, конечно, другая. Сейчас там живет моя мамуля»3. Насколько важна для Вас поддержка близких людей?
С.С.: Чрезвычайно важна! А если оказывают моральную поддержку еще и мои музыканты, это пик счастья!

М.В.: Ваша мама и бабушка пережили страшную блокаду Ленинграда, которая оставила трагический след в судьбах многих семей в нашей стране. И по сей день память об этом времени вызывает чувство скорби и восхищения перед подвигом людей, выживших в таких невыносимых условиях, перед беспримерным мужеством и стойкостью особого, питерского характера. Знаете, моя мама тоже была блокадницей, ребенком эвакуирована по Дороге Жизни из Пушкина – города, который связан и с именем Ахматовой и, конечно же, с историей всей русской поэзии.
У Ахматовой есть чудесные строки, посвященные любимому городу:
«Этой ивы листы в девятнадцатом веке увяли,
Чтобы в строчке стиха серебриться свежее стократ.
Одичалые розы пурпурным шиповником стали,
А лицейские гимны все так же заздравно звучат…»
Чем близка Вам поэзия Ахматовой и Серебряного века?
С.С.: Ее профилем (смеется. – прим. М. В.)… Чувственностью, строгостью, деликатностью и певучестью.

М.В.: В качестве текстов для своих песен Вы обращаетесь к стихам выдающихся поэтов ХХ века, таких как Иосиф Бродский, Николай Гумилев, Анна Ахматова, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Гарсия Лорка и другие. На своих концертах часто Вы читаете стихи в качестве своеобразных интермедий между музыкальными номерами, что весьма нетипично для многих современных музыкантов неклассического жанра. Эта поэзия в Вашем музыкальном прочтении каждый раз получает уникальное, необыкновенно отточенное, проникновенное звучание. Недаром Вам была присуждена художественная премия «Петрополь» («за тонкую интерпретацию мировой поэзии в музыкальных альбомах разных лет»).
Считаете ли Вы, что искусство должно нести просветительскую миссию и в чем она должна состоять?
С.С.: «Лечите душу ощущениями, а ощущения пусть лечит душа», как сказал Оскар Уайльд. Искусство призвано излечивать, обогащать и развивать ДУШУ. И, конечно, проСВЕТлять.

М.В.: Вы предпочитаете писать песни на чужие стихи, из скромности считая свои тексты менее значимыми, а между тем, о Вас написано научное исследование!4 Автор достаточно любопытно рассуждает о подходах к исследованию Вашего поэтического и песенного творчества, анализирует представления о времени и пространстве. Многие наблюдения кажутся весьма верными: «Человек, как и часы, – вместилище и пространственное воплощение времени <…> людей и себя саму автор воспринимает через неразделимые временно-пространственные характеристики:
«… моя душа,
как снег зимой,
как небо осенью,
как радуга весной…
нужна…»5
(с. 179).
Можно ли назвать в качестве одного из главных источников Вашего музыкального и поэтического творчества – Петербург?
С.С.: Скорее, Ленинград! Там я началась... И там мои истоки.

М.В.: Сфера Ваших интересов не ограничивается только лишь композиторским творчеством, созданием и исполнением песен. Вы принимаете участие в различных проектах, об одном из которых, ахматовском6, уже говорилось. Много сотрудничаете с театром7. Связь слова и музыки в рамках сценического пространства дают Вам возможность глубже проникнуть в сущность творчества, или это эксперимент и проба себя в новом качестве?
С.С.: Для меня главное – звучащее СЛОВО; от шепота до отчаянного возгласа. Иногда в рамках песни не удается передать всю силу драматургии текста. Когда я не пою, а читаю поэтический текст, появляются дополнительные варианты нюансировки: выдержать паузу, изменить темпоритм, сделать голос тише, а вдох громче...

М.В.: У Вас есть несколько работ в этом направлении, в частности, спектакль «Плавание» (премьера состоялась 6 и 7 февраля 2014 года), который объединил текст Бодлера в переводе Цветаевой и Ваши ранние сочинения. Звучали диалоги в поэтической форме; вокал, хореография и актерская игра. В спектакле Вы также выступили в актерском амплуа. В основу спектакля положена тема дороги, возвращения, преодоления трудностей, которые неизбежны на жизненном пути; в каждой из песен спектакля есть фрагмент общей темы. Они, в свою очередь, сочетаются с поэмой Бодлера, стихами Мандельштама, Бродского. Как Вы видели роль Вашей музыки в этом спектакле?
С.С.: Моя музыка в данном спектакле играет роль мостика между XIX и XXI веками, между женским и мужским, между трагическим и смешным, между взрослым и детским. И этот мостик прекрасно был выстроен постановкой Ильи Мощицкого и аранжировками Дмитрия Саратского.

М.В.: В конце августа – начале сентября в Санкт-Петербурге и Москве запланирован показ еще одного спектакля с Вашим участием – «Моя счастливая жизнь». Расскажите, пожалуйста, о музыкальной составляющей этого проекта и Вашем участии?
С.С.: Лейтмотивом к спектаклю «Моя счастливая жизнь», где главную роль играет прекрасная рижская актриса Светлана Иванникова, была выбрана мелодия песни на стихи Киры Левиной «Я теряю тебя». Выбор принадлежит  молодому московскому режиссеру и постановщику данного спектакля Александру Цою.
Мелодия песни одновременно оттеняет название спектакля и усиливает его драматургическую начинку.
Мое участие в спектакле я бы назвала условным. По сути это – моноспектакль. А я – его десерт. Чтоб сделалась жизнь слаще.

М.В.: Светлана, от всей души желаем Вам творческих успехов и  здоровья! Пусть нынешний концертный сезон принесет много радости и творческих открытий!

ПРИМЕЧАНИЯ:
1 Рок-музыкант Светлана Сурганова: «Я не знаю слова «богема» (Интервью с Вестой Боровиковой) // Новые Известия, 7 Апреля 2006 . http://www.newizv.ru/culture/2006-04-07/44103-rok-muzykant-svetlana-surganova.html
2 «Редкий концерт» Светланы с оркестром // http://surganova.su/intervyu-redkiy-koncert.html
3 По-соседски. Интервью интернет-порталу Звуки.ру // http://www.zvuki.ru/R/P/20343/
4 Разумовская Е.А. Время и вещь (на материале поэзии С. Сургановой). Известия Саратовского университета // Новая серия. 2013. Т. 13. Сер. Филология. Журналистика. Вып. 1. См.: http://aprelpp.ru/think
5 Сурганова С. Тетрадь слов. СПб., 2012. С. 290.
6 В 2009 году к 120-летию Анны Ахматовой Светлана Сурганова и Наталья Леушина записали аудиокнигу ее стихов. Поэтические произведения были озвучены самой Сургановой, литературоведом Кирой Левиной, режиссером Еленой Погребижской, балериной Аллой Осипенко, актрисой Маргаритой Бычковой, писателем Евгенией Дебрянской, общественным деятелем Ириной Ясиной.
7 Подробнее см.: Правильная тональность внутреннего диалога. Интервью Интернет-порталу Звуки.ру // http://www.zvuki.ru/R/P/75449/


Фото предоставлены пресс-службой «Сурганова и Оркестр»
Редакция благодарит Григория Юлкина за содействие в подготовке данного материала  
Беседовала Марина Воинова

Журнальная версия статьи доступна в журнале «Музыкальная академия» №3, 2016.


Теги:Светлана Сурганова, Сурганова и оркестр, Интервью

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика