Картина-анекдот Василия Перова: «Охотники на привале».
26.06.2019 406 0.0 0

"Чтобы быть вполне художником, нужно быть творцом; а чтобы быть творцом, нужно изучать жизнь, нужно воспитать ум и сердце, воспитать не изучением казенных натурщиков, а неусыпной наблюдательностью и упражнением в воспроизведении типов и им присущих наклонностей... Этим изучением нужно так настроить чувствительность воспринимать впечатления, чтобы ни один предмет не пронесся мимо вас, не отразившись в вас, как в чистом, правильном зеркале... Художник должен быть поэт, мечтатель, а главное - неусыпный труженик... Желающий быть художником должен сделаться полным фанатиком, живущим и питающимся одним искусством и только искусством".
В.Г.Перов "Наши учителя"

В. Перов. «Охотники на привале»  Русский музей, Санкт-Петербург.

Мало сведущий в охотничьем деле человек едва ли заметит несоответствия в этой картине Перова. Между тем их здесь хоть отбавляй. Как заметил один критик, вранья на полотне не меньше, чем в охотничьих байках, которыми «потчует» товарищей один из охотников. Казалось бы, картина выполнена вполне себе в стиле реализма, но… нет правды в деталях! Будто картину писал совершеннейший профан. На самом деле Перов прекрасно разбирался в охоте. Художник ходил на зверя, как выразился его первый биограф Николай Собко, «во все времена года и без устали», впоследствии даже делился опытом в очерках для журнала «Природа и охота», который издавал натуралист Леонид Сабанеев. В конечном счете увлечение охотой стоило художнику жизни: из-за подхваченной в лесу простуды у Перова развилась чахотка, от которой он умер, не дожив до 50 лет.
А «Охотников на привале» Перов создавал как картину-анекдот, чтобы понимающий зритель смеялся над ней не меньше, чем над совсем уж завиральными охотничьими историями.
Перов писал её не один, а в тандеме с ещё одним знаменитым художником – Алексеем Саврасовым. Они вместе преподавали в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Доля Саврсова не известна...
Перов написал два варианта картины "Охотники на привале": первый хранится в Государственной Третьяковской Галерее в Москве, а второй - в Государственном Русском Музее в Санкт-Петербурге.
Перов был признанным вождём московской живописной школы, являвшейся в 60-х годах Х1Х века авангардом русского реалистического искусства. В кругах интеллигенции его даже называли «Папа московский», тем самым подчеркивая, что подобно тому, как Папа Римский диктует из Ватикана законы всему католическому миру, Перов из Москвы диктовал законы всему русскому художественному миру.
В 1870 году живописец получил профессорское звание.
Среди жанровых работ экспонированных им на первой передвижной выставке, наибольший успех имело полотно «Охотники на привале».

Автопортрет. Василий Перов.

В 60-е годы Перов писал работы, где показывал острые противоречия современной ему жизни. Зрителю известны его полотна «Чаепитие в Мытищах», «Тройка», Проводы покойника».
Но в 70-е годы направленность его жанровых работ меняется. Крушение идеалов 1860-х годов, глубокое разочарование, переживаемой значительной частью передовой интеллигенции, не миновали и Перова. С другой стороны, после трагической гибели почти всей семьи – жены и детей от эпидемии в 1869 - 1870 годах, он, судя по всему, стал по-новому смотреть на жизнь, начал обращаться к сюжетам, в которых главным героем стал простой, незаметный человек, его увлечения и радости.
Сам Перов был страстным охотником. В конце своей жизни он даже сотрудничал в журнале издателя Сабанеева «Природа и охота». В 1870-х годах художник создает серию картин, посвященных охоте и природе. Ее иногда неточно называют «охотничьей серией». В нее, кроме «Охотников на привале», входят «Рыболов», «Голубятник», «Птицелов», «Ботаник».

В. Перов. «Охотники на привале» Государственная Третьяковская галерея.

Главное в «Охотниках на привале» – психология действующих лиц, причем в чистом виде, вне каких-то событий.
Полотно впервые экспонировалось на 1-й Передвижной выставке и сразу вызвало разноречивые отклики. Критик В. Стасов восхищался работой. М. Салтыков-Щедрин критиковал картину за отсутствие непосредственности и жизненной правды, за наигранность эмоций: «Как будто при показывании картины присутствует какой-то актер, которому роль предписывает говорить в сторону: вот этот лгун, а этот легковерный, приглашающий зрителя не верить лгуну охотнику и позабавиться над легковерием охотника новичка. Художественная правда должна говорить сама за себя, а не с помощью толкований». А вот Ф. Достоевский не соглашался с критическими отзывами: «Что за прелесть! Конечно, растолковать – так поймут и немцы, но ведь не поймут они, как мы, что это русский враль и что врет он по-русски. Мы ведь почти слышим и знаем, об чем он говорит, знаем весь оборот его вранья, его слог, его чувства».
Прототипами охотников стали реальные люди, знакомые Василия Перова. В роли «враля», увлеченно рассказывающего небылицы, выступил врач Дмитрий Кувшинников, большой любитель ружейной охоты – тот самый, который послужил и прототипом доктора Дымова в «Попрыгунье» Чехова. Жена Кувшинникова Софья Петровна была хозяйкой литературно-художественного салона, в котором часто бывали В. Перов, И. Левитан, И. Репин, А. Чехов и другие знаменитые художники и писатели.
В образе иронично усмехающегося охотника Перов изобразил врача и художника-любителя Василия Бессонова, а прототипом для молодого охотника, наивно внимающего охотничьим байкам, послужил 26-летний Николай Нагорнов, будущий член московской городской управы. Это подтверждает в своих воспоминаниях и А. Володичева – дочь Нагорнова. В 1962 г. она написала искусствоведу В. Маштафарову: «Кувшинников Д. П. был одним из ближайших друзей моего отца. Они часто ездили на охоту по птице. У отца была собака, и поэтому собирались у нас: Дмитрий Павлович, Николай Михайлович и доктор Бессонов В. В. Они изображены Перовым («Охотники на привале»). Кувшинников рассказывает, отец и Бессонов слушают. Отец – внимательно, а Бессонов – с недоверием…».

 


Теги:Василий Перов

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика