Георгий Жуков. Храбрый солдат своего Отечества.
18.06.2018 60 0.0 0

«И если верно, что нужно как можно скорее стирать с лица земли следы войны и разрушений, не омрачать ими жизнь живущих, то также необходимо передавать поколениям облик и дух героического времени войны».
Г. К. Жуков, Маршал Советского Союза

Главная характеристика полководческого искусства - величие одержанных побед и свершенных ратных подвигов. Жуков, будучи членом Ставки и заместителем Верховного Главнокомандующего, командуя около двух лет различными фронтами, был участником всех важнейших событий и операций Великой Отечественной войны. Наиболее важными этапами становления его полководческого искусства были Ельня, оборона Ленинграда и Москвы, Сталинград, Курская битва. Киевская, Корсунь-Шевченковская, Белорусская, Висло-Одерская и Берлинская операции...
В тяжелейших условиях, когда советские войска на всех направлениях отступали, в результате первой с начала войны успешной наступательной операции была буквально вырвана победа под Ельней.
С особой силой сказался жуковский характер при обороне Ленинграда и Москвы, где полководческое искусство проявилось не в броских формах оперативного маневра, а в железной воле, непоколебимой решимости отстоять город, жесткой организации и твердости управления.

Георгий Константинович не вел дневников. Был предельно краток в письмах. Не имел времени принимать корреспондентов. Кинопленки, запечатлевшие его, не насчитывают и сотни метров… Свою книгу «Воспоминания и размышления» он написал как блестящую историко-военную хронику. Но и в ней не нашел для себя достаточно места. Жуков был верным и храбрым солдатом своего Отечества. А солдаты, как известно, не больно-то рассуждают о себе.
Боюсь, что мы забудем босоногого мальчика, бегущего через всю Москву с мешком за спиной, чтобы на сэкономленный на конке пятак купить книжку. Забудем, как, лежа на грязном полу вагона для перевозки скота, он, солдат царской армии, съежился вдруг от внезапного прилива тоски и одиночества. Забудем, как лихо на нем сидела красноармейская буденовка и как, будучи комвзвода 1-го кавалерийского полка, носил он красные курсантские штаны, которые смешили бойцов. Как шагал с широченной улыбкой на загорелом лице по выгоревшей монгольской степи, выиграв Халхин-Гол, и монголы смотрели на него с радостным удивлением и надеждой…
Когда в 1945-м в Берлине скульптор Вучетич отлил маленький бронзовый бюст улыбающегося маршала, Жуков пожал плечами: «Вы что, видели меня таким?»
Да, он чаще всего бывал хмур, молчалив, сосредоточен. Да, он требовал безукоризненной точности, подтянутости и не терпел разгильдяйства.
Его любили и офицеры, и солдаты, благодарили берлинцы, которых кормили хлебом, урезанным у наших солдат. Его уважали союзники. К нему тянулись дети. Однажды на фронте он получил письмо от сталинградского мальчика Димы: «Пожалуйста, победите, дядя Жуков!» И он ответил ему письмом из Берлина: «Твою просьбу мы выполнили…»
Когда Жукову задавали вопрос о самом памятном эпизоде войны, он называл начало штурма Берлина.
После окончания войны советскую военную администрацию в Берлине возглавлял маршал Жуков, он же одновременно был главнокомандующим советскими войсками в Германии.

«Самое главное,— говорил Жуков,— убедить людей, что мы здесь, в Германии, не для того, чтобы мстить, разрушать и подавлять, а для того, чтобы помочь этой нации зачеркнуть позорное прошлое и вместе строить светлое будущее». Жуков торопился как можно скорее наладить мирную жизнь…

После войны среди трофейных документов германского командования было найдено досье на советских военачальников.
Об этом досье Геббельс записал в дневнике 18 марта 1945 г.:
"Мне представлено генштабом дело, содержащее биографии и портреты советских генералов и маршалов... Эти маршалы и генералы почти все не старше 50 лет. С богатой политико-революционной деятельностью за плечами, убежденные большевики, исключительно энергичные люди, и по их лицам видно, что они - народного корня... Словом, приходится прийти к неприятному убеждению, что военное руководство Советского Союза состоит из лучших, чем наше, классов".
Здесь вынужденное почтение нашим полководцам и проклятия в адрес своих. То, что понял даже Геббельс, ранее с насмешками отзывавшийся о нашем командном составе, никак не могут понять наши нынешние ниспровергатели Жукова. Военная история знает тысячи разных полководцев, но, видимо, не больше десяти из них попали в разряд великих. Для того чтобы попасть в эту элиту, надо было не только одержать победы, но и проявить оригинальность, блистательность полководческого почерка, гениальность решений и избранных способов действий и в целом высокий уровень военного искусства.

В день 25-летия Победы Жуков пришел в Центральный Дом литераторов. На нем была маршальская форма и ордена. Волосы у маршала были совершенно седыми. Он поднялся на сцену, и зал встал. Раздались возгласы: «Ура! Да здравствует автор Победы!»
Маршал Жуков нахмурился. Он подошел к микрофону и сказал коротко и сухо, как будто отдавал приказ: «Единственным автором Победы в Великой Отечественной войне является советский народ, русский солдат, которым руководила партия. Прошу помнить это».
Сегодня особенно отчетливо виден великий советского народа, красноармейцев, коммунистов и комсомольцев ковавших нашу Победу.

Георгий Константинович Жуков навсегда вошел в историю как великий полководец. После Суворова в военной истории России равных ему не было и нет. И в наше время уроки и выводы из его полководческого наследия весьма актуальны для военной теории и практики, обучения и воспитания офицерских кадров.

И мы склоняем головы перед памятью миллионов советских солдат, которые жили, сражались и умирали во имя Победы.

Интервью Маршала Советского Союза Г.К. Жукова (1966)

Маршал Георгий Жуков рассказывает. Операция "Уран" Сталинград, 1942-1943, кинохроника-интервью, 1965 г.

Парад победы 1945 г. в Москве (черно-белый)

 


Теги:Георгий Жуков.

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика