Дорогостоящие беспорядки формата А4
20.10.2020 67 3.0 0

Иммерсивный театр
Шоу «Письма»

Фото: https://night2day.ru/

С чего начинается театр? Конечно, же с вешалки! А в нынешних реалиях, театр начинается с наличия маски на лице. И новому Иммерсивному театру на Дворцовой набережной – это точно подходит.
 Перед тем как попасть на шоу, зритель должен подождать какое-то время на улице. По крайней мере, так было со мной. Мой билет был на 18.40, и я, подойдя заранее за 10 минут, все те самые 10 минут и прождала на улице. В чем была причина находиться на улице – неизвестно. То ли ограничения из-за вируса, то ли местные правила. Пришлось ждать. Зимой или в сильный дождь, думаю, это будет не очень благоприятным началом аттракциона.
Вторым удивлением для меня стало невозможность проносить на шоу сумку, превышающую размер А4. Никакого предупреждения о том, что сумки большего размера, чем лист бумаги, проносить запрещено, написано не было ни на сайте, ни на билете. Мной было потрачено около пяти минут на препирания с охранниками, чтобы все-таки пронести свою «ручную кладь» на шоу и не сдавать ее в багаж гардероб со всеми деньгами, телефонами и документами!
 Оказывается, причиной всему является то, что во время представления сумка мне будет мешать проходить по узким лестницам и коридорам! Охрана попыталась найти компромисс, и предложила положить вещи в сейф, но размер сейфа был меньше формата А4, и далее уже я стала препираться! В такой сейф вошел бы лишь один дамский кошелек и не более. Далее охрана сообщила, что я могу сдать свою сумку в гардероб, как это сделали все посетители. Признаться, это удивило меня не мало. Не понимаю, как театр (хоть и иммерсивный) может брать на себя такую ответственность по хранению чужих сумок, с деньгами, телефонами, документами и прочим-прочим!

Тут мне видится два пути решения:
Первый – предупреждать зрителей о том, чтобы они приходили на представление с маленькой сумкой (что мне кажется странным) и организовать большие сейфы для зрителей, в которые они могли бы положить ВСЕ свои вещи и лично закрыть дверцу на ключ. Можно ликвидировать гардероб и сделать его в стиле American school с железными шкафчиками для ранения и сумок, и личных вещей.
Второй – пропускать зрителя с сумками ЛЮБЫХ габаритов. Мы же не в аэропорту, летим Turkish Airlines, верно?
И третья неудача – это как раз-таки гардероб, который я все-таки настоятельно рекомендую переоборудовать в вышеописанное пристанище для хранения вещей зрителей.
Гардероб без диванчика или хотя бы небольшого пуфика, на который можно положить пальто – это очень неудобно. Пришлось снимать пальто на весу, также, как и надевать. Но надеть его мне предложили учтивые охранники, сканирующие форматы сумок входящих. Пришлось раскидывать полы своего пальто на их столике для досмотра, что, безусловно, мешало и входящим, и охранникам. Но это уже не моя забота, а Иммерсивного театра – обеспечить комфорт своим зрителям.
После всех пройдённых испытаний, зрителя допускают к бару и welcome-drink. Да, после такого необходимо выпить!
Фотограф делает фото на фоне прекрасного press-wall, выдаётся игральная карта, которая и определяет будущее зрителя. «Те, у кого Достоевский на карте - проследуйте за мной!» – громко произносит молодой человек-хостес. Не имею другой ассоциации, как его назвать иначе. Зрители кучкуются, открывается массивная деревянная дверь и шоу начинается!
Сначала все бродят, как заблудившиеся грибники в лесу. Дементоры-охранники в черных балахонах начинают безмолвно наступать на тебя, если вдруг ты решишь покинуть помещение или самовольно перебраться в другую локацию. Говорить на шоу запрещено, пользоваться мобильными телефонами - тоже. И вот так, сцена за сценой, зритель оказывается свидетелем различных историй, блуждая по закоулкам особняка на Дворцовой.
В «Письмах» публика становится свидетелями казни шпионки Маты Хари, долговых ям Достоевского, гипертрофированных терзаний Франца Кафки по Фелиции, любовных страданий Поля Верлена к Рембо и зависимости Фриды Кало от ненаглядного Диего. Также на сайте шоу заявлено, что должен быть сюжет о Джуди Гарланд, но в моей версии шоу его почему-то не было…
И если привычный образ Маты Хари – это восточная девица с формами, то в «Письмах» - это худая блондинка, корчащаяся от своей душевной боли на железной кровати. Первое ощущение, что это не Мата Хари, а Эмили Роуз из фильма: «Шесть демонов Эмили Роуз». Ибо атмосфера, декорации и читающая молитву монашка, наводят именно на такие мысли.
Интересно наблюдать за публикой в таком «свободном» формате. Зрители напоминают заплутавшихся барашков, которых подгоняет пастух из одной комнаты в другую. И вот, пребывая с локации на локацию, все рассредоточиваются и наблюдают за действием. Но вдруг неожиданно актеру необходимо подойти именно в тот угол, где стоит зритель! Он слепо надвигается на зрителя, а тот в панике, шарахается, чтобы не мешать действию. Кто-то из барашков уходит подальше, чем заслуживает наступление Дементоров. Кто-то смирно пасется. Спустя минут 40 хочется присесть, и тогда зрители аккуратно обосновываются на кровати Кафки или Достоевского, пуфиках и диванах, которые артист (скорее всего) задействовать не будет. Ну а если будет…
Значительная сцена была с Полем Верленом и Артюром Рембо. Артисты сыграли красиво и чувственно. Пластика не смотрелась неуместно или гипертрофировано, как это было, например, с Матой Хари. Хари перетянула, переиграла. Или режиссер слишком много времени отдал кривляньям, потому что если перетянуть что-либо, то оно мгновенно становится негативно окрашенным элементом и имеет право называться именно так, как называется, в данном случае - кривлянием.
Эпизод с Достоевским запомнился красочной сценографией: богатые комнаты, книги, сооруженная гора из стульев и каких-то ящиков определенно производит впечатление. Сразу же невольно задумываешься о стоимости всего убранства: столько локаций, столько разнообразных предметов и аксессуаров… Дорогостоящий проект! И верно делает PR служба Иммерсивного театра, что свои шоу спектаклями не называет. Больше подходит название – квест. И если его сделать более финансово доступным, то это было бы вполне неплохое развлечение. Но в данном случае высокая стоимость билетов себя не оправдывает. Если бы было за что платить: за эмоции, адреналин, красоту или восторженные «ах»..! Но в шоу не было ничего подобного… Так, зарисовки по любовным письмам известных людей.
Кафка был слишком импульсивен. А его возлюбленную разглядеть не удалось – две сцены шли в параллели друг с другом и были разделены стеной. Но так как шоу плавно подходило к концу, то можно было догадаться, что Фелиция делает примерно тоже самое, что и Кафка: иногда что-то пишет, иногда читает, иногда корчится на полу, как было и в других эпизодах. Но артист сыграл все равно старательно!
Интересная подача танца была и в истории Фриды Кало – пылкий страстный танец, красивый текст и нотка мексиканского огня придали зрителю хотя бы немного энтузиазма увидеть что-то отличное от предыдущих сцен.
И да, самые красочные декорации – в эпизоде с Кало!
Осталось лишь непонятным, почему внешность Маты Хари такая не типичная ее героине, а внешность Кало наоборот - практически стопроцентное попадание. Конечно, шоу состоит из разных эпизодов, но хотелось бы уловить какую-то общую логику в построении квеста.
Зрителю, желающему прикоснуться к искусству, к высокому, я бы идти на шоу не советовала. Приверженцам некого «классического театра» (что это такое - любители того самого театра знают), тоже будет неловко: зала нет, стульев нет, двери на замки закрывают, Дементоры по окраинам – страшно. А молодежи, экспериментаторам, любителям новенького – мило дело. Прошвырнуться и забыть, поставить хештег #иммерсивноешоу, получить лайк, а после выпить вина в баре, и вот оно – счастье! Только сумку формата А4 не забудьте!
Шоу строится на основе писем великих людей, их артисты и читают, и пишут. И письма эти, в основном, о том, о сём – ни о чем. Уж точно не «Письма о добром» Лихачева, в которых вы задумаетесь о жизни, обществе и своем поведении, нет, этого не будет! Нет здесь глубин сокровенных мыслей или философской подоплеки, нет красочных страданий и боли – не дожали до этого, не довели до нужной кондиции, не настояли до необходимого градуса. Зритель не успевает проникнуться, а может быть нет того, к чему можно было бы проникнуться и испытать радость или боль, сочувствие или восхищение…
Театру есть куда стремится и что совершенствовать. Концепция предельно понятна и похвальна, но за такие дорогостоящие билеты хочется чего-то прорывного, цепляющего за душу, фееричного или, наоборот, ужасающего, а может быть даже переворачивающего сознание вверх тормашками! Да, кто-то готов платить за долю адреналина, кто-то за красоту вокруг, кто-то за смех, а кто-то, чтобы узнать нечто новое, узнать некий недоступный всем смертным секрет, который таит в себе представление.
И в случае квеста, играть на эмоциях зрителя уж совсем не моветон, а даже необходимое дело! Само определение - шоу, уже как бы сбрасывает с себя все те гуманистические идеалы и безмолвные порядки, которые присущи НЕ иммерсивным театрам. В квесте можно устроить каламбур, можно не соблюдать привычные театральные необходимости, можно продавать и продвигать тысячу и одну идею и концепцию квеста. Благодаря этому, шоу такого рода становится настоящим плацдармом для рекламщиков! Это приятное развлечение, у которого большое будущее, но оно должно быть качественным и дорогим. Дорогим не в стоимости билета, а в сути самого шоу и его концепции. Ведь кто-то готов платить и за это…

Irena Kristo.
Сентябрь, 2020 г


Читайте также:
Комментарии
avatar
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика