Александр Михайлов: Я по другую сторону баррикад!
05.10.2016 1162 5.0 0

Александр Михайлов:
«Я по другую сторону баррикад!.. Рынок пожирает искусство!»

Народный артист России Александр Михайлов, ставший суперпопулярным после выхода фильмов «Мужики» и «Любовь и голуби»,  не часто балует зрителей своими новыми ролями в кино и сериалах, не принимает участие в телевизионных ток-шоу. У поклонников его таланта есть возможность увидеть любимого артиста на творческих вечерах.

Александр Яковлевич вспоминает слова своего деда: «Люби Родину больше, чем свою жизнь. Сердце отдай людям. Душу - Господу Богу. А честь оставь себе». Именно по этому закону и живет Александр Михайлов.


Наш разговор с артистом мы начали с вопроса о море неслучайно: любовь к морю он пронес через всю жизнь.

- Александр Яковлевич, когда вы «заболели» морем?
- Еще в юности увидел картину Айвазовского «Девятый вал» и пропал… Хотел ехать в Ленинград, поступать в Нахимовское училище. Но не получилось. И все-таки я реализовал свою мечту и на два года связал свою жизнь с морем. Считаю большим подарком судьбы, что был в непосредственной связи с этой стихией, красотой. И не просто как путешественник. Я испытал разные вещи, подчас трагичные, и могу сказать, что море закалило мой характер и сыграло огромную роль в моей жизни. Мне ведь было 18 лет, когда я вышел в море… На первом судне моя работа была связана с двигателями в машинном отделении, а на втором - работал электриком. Но, правда,  понимал, что это не мое призвание. Просто не мог без моря, - нравилась романтика. Помню, когда мы плавали в Тихом океане, однажды я вышел из машинного отделения, весь в мазуте, грязный. И был штормовой ветер, но при этом синее безоблачное небо, яркое солнце. О борт бились огромные волны, брызги летели на палубу. И вся палуба огромного судна была усыпана миллиардами жемчужин. Такое было очарование! Ни с чем не сравнимая красота! Или когда полный штиль, ночь, лунная дорожка...

- А если бы не случилась катастрофа, и ваша мама от мыслей, что вы погибли, не поседела, вы бы поменяли свою судьбу?
- Нет! Тогда я это сделал только потому, что переживал за свою любимую мамочку. А так я бы не списался. Остался бы на море. Правда, не представляю, кем бы я был.

- Скучаете?
- Очень! Если в течение года не бываю на море, заболеваю. Море – это рай!

- А у вас была такая роль в кино, которую по силе воздействия на вас можно было бы сравнить со стихией?
- Если говорить о мощи воздействия на меня лично, то это фильм «Очарованный странник» по повести Лескова. Судьба всей России прошла через этого человека, конюха. Любовь к лошадям, красота, то, как он очаровывался. В этом фильме столько всего намешано. На мой взгляд, получилась очень сильная картина, жалко, что у нее не очень удачная судьба и ее очень редко показывают.

- Вы не участвуете в современных телевизионных шоу, не ходите на различные презентации, церемонии. Вам это все не интересно?
- Нет. Я по другую сторону баррикад. Сейчас очень много от дьявола. Идет борьба между небом и землей. Я убежден, что рынок пожирает искусство. Настоящее искусство в режиме жесткой денежной зависимости от рынка уходит в подполье… И надо беречь себя. После того как я был на том свете и меня Господь вернул, я стал меньше суетиться, стал спокойней, на многие вещи стал смотреть по-другому…

- Вы живете Россией, ее проблемами и болью. Каков на ваш взгляд путь России?
- Я действительно очень много прикасаюсь к истории нашей страны. К сожалению, мы снова и снова наступаем на одни и те же грабли. Не могу сказать, что я оптимист, потому что оптимист – это плохо информированный пессимист, а я информирован хорошо. Но, тем не менее, доля оптимизма есть. Слава Богу, что сегодня все-таки церкви восстанавливаются, строятся, казачество поднимается, хотя пытались унизить моих братьев казаков, а ведь казаки всегда были на Руси вечные воины. Еще Екатерина II сказала:  «Вооружить казачество современным оружием, и Россия будет защищена». Казаки – и земледельцы, и труженники, и прежде всего потрясающие воины.

- После фильма «Мужики» вы стали для многих олицетворением настоящего мужчины…
- Я боюсь подобных клише – «настоящий мужчина»... Что касается этого фильма, он действительно всколыхнул огромный пласт населения, я получал неимоверно большое количество писем. Писали и из сиротских домов, и просто дети, и взрослые. До сих пор иногда бывает, что подходит ребенок и говорит: «Мне бы такого папу». Такое впечатление, что могу усыновить пол-России. Девочка пишет каракулями: «Дядя Паша, спасибо вам за картину «Мужики». Мой папа вчера посмотрел вашу картину и купил мне шоколадку». И когда мужики подходят и говорят: «Слушай, я плакал, смотря этот фильм». Я говорю: «Слава Богу! Значит, ты живой. Значит, совесть не атрофирована. Ты живой и ты дышишь, чувствуешь».
К сожалению, сегодня таких фильмов нет. Сегодня горы трупов и море крови. Но это уже на совести определенных людей, которые создают современную идеологию. Маленькая деталь: каждый год делается восемь миллионов абортов. Если представить, что это живые дети, ты сможешь взять автомат и расстрелять этих детей? А ведь это самое настоящее убийство! Жертвы исчисляются сотнями молодых душ. Но когда приходишь на встречи со зрителями, и видишь эти глаза детей, молодежи, то понимаешь, что не все потеряно. Не вся молодежь зомбирована роком, эстрадой, рекламой однополой любви… И когда вижу этих мальчишек, говорю им: читайте Джека Лондона! Читайте «Мартина Идена»! Побольше бы молодых увлекалось Джеком Лондоном – меньше бы женоподобных, безвольных людей из наших юношей вырастало.

- А вас формировали книжки? Вы же росли без отца… Кто был для вас примером в детстве?
- Во многом книжки, и Джек Лондон в частности. А формирование… Как-то само все происходило. Конечно, не без помощи моей родни. У меня был замечательный дед - папин отец. Отец с мамой расстались, когда я был совсем маленьким, а дед приложил руку к моему воспитанию. Мама оказала очень большое влияние. У нее был абсолютный слух, знала огромное количество частушек, сама сочиняла их. А как матушка пела русские народные песни! Брала балалайку, настраивала ее за минуту, зажигала свечку и пела частушки… «Ой бойкая я! Зачем на свет родилась? Была бы я стеклянная. Упала б да разбилась». Песни «По диким степям Забайкалья», «Окрасился месяц багрянцем». Как она их пела!.. Я слушал ее мальчишкой, впитывал все, плакал порой, потому что чувствовал эти образы. И только с годами стал понимать, какое богатство мне матушка оставила.

- Получается, что вам по наследству передалась любовь к русской народной песне. А почему вы редко выступаете с концертами?
-Почему? Я выступаю, но в основном езжу по своим родным местам. В Москве очень циничная, «зажравшаяся» публика, поэтому я не очень люблю выступать в Москве.
В 2008 году вместе с группой Евгения Бедненко «Хорус» я записал альбом «Очарованный странник». Я очень люблю народную музыку, романсы, цыганские напевы и, конечно же, казачьи песни.

- А дома часто берете в руки гитару?
- Не часто, но беру. Дочь очень любит слушать, когда я пою.

- Что бы вы хотели в ней воспитать?
- Человека хорошего, женщину хорошую, чтобы скромная была.

- А женщина должна быть слабой?
- Конечно, в ее слабости сила. Женщина должна быть слабой, а мужчина должен быть сильным. Это истина, которая сейчас нарушена. Опять женщины вынуждены взвалить на свои плечи многие мужские обязанности и заботы. А мужчина вырождается – и это катастрофа – сколько пьяниц, сколько инфантильных мужчин…  Поэтому сейчас так много одиноких талантливых умных красивых женщин.

Александр Михайлов. Кадр из х.ф.  Манна небесная

- А вот в спектакле «Старая дева» ваш герой приходит в дом к одинокой женщине…
- Да. Это сказка, но она дает надежду, а это очень важно, потому что надежда умирает последней. И все мы живем с надеждой в сердце на лучшее. И, конечно, каждая одинокая женщина ждет, что однажды придет такой человек и скажет: «Как вам тяжело. Давайте я вам помогу», и останется… Но к кому-то приходит, к кому-то нет...

- Какие воспоминания у вас от съемок фильма «Любовь и голуби»?
- Самые светлые! С режиссером Владимиром Меньшовым работалось замечательно. Первым, кто покатывался со смеху в ответ на наши импровизации на съемочной площадке, был Меньшов. А ведь актеры – народ эмоциональный, чувствительный, и когда режиссер так реагирует на их работу, то появляется особое вдохновение! Словно крылья вырастают. Я очень благодарен Володе за потрясающую творческую атмосферу, которую он смог создать на съемках этого фильма.

- С голубями быстро контакт нашли?
- Я влюблен в голубей. Нам хватило недели, чтобы привыкнуть друг к другу. Входил в голубятню, они сразу садились мне на голову. У меня есть фотография, где сразу пять голубей у меня изо рта пьют воду.
Вообще на съемках у меня не только с голубями, но и со змеями складывались своеобразные отношения. В фильме «Змеелов» у меня не оказалось дублера. А зубы у кобры были ядовитые. Но за тот месяц, что мы снимались в пустыне под Ашхабадом, с коброй возникла настоящая дружба. Первый раз подойти к змее было страшно. Потом привык. Кстати, это была настоящая – дикая, нетренированная кобра, только что отловленная. А не секрет, что укус кобры ядовитый. И оказывается, кобры не нападают на человека, пока не предупредят три раза. «Моя» кобра привыкла ко мне довольно быстро. Даже, кажется, прониклась симпатией. Во всяком случае, после съемок, когда я шел разгримировываться, товарищи кричали: «Саша! Осторожно! Твоя подруга ползет за тобой!..» По-видимому, не хотела расставаться…

Александр Михайлов. Кадр из х.ф. Похищение Савойи

- Что для вас отдушина сегодня?
- Люблю стихи, огонь. Часто зажигаю свечи. Музыка – моя защита. Люблю пургу, шторм – это буйство стихии, ее вольный разгул. Вообще тема единства природы и человека – одна из самых сокровенных для меня тем. До сих пор не могу забыть запаха цветов в поле, знакомый с детства.


Беседовала Татьяна Болотовская.

 


Теги:Александр Михайлов, актер, Интервью

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика