Андрей Константинов: «Музыка выше нас»
25.11.2016 363 0.0 0

Андрей Константинов: «Музыка выше нас»

Легендарному музыкальному коллективу «Терем-Квартет» исполняется 30 лет. За эти годы коллектив приобрел мировую известность, сыграв более 3 000 концертов в 65 странах мира. 26 ноября в БКЗ «Октябрский» состоится юбилейный концерт. О предстоящем концерте, о том, что нового происходит в творческой жизни коллектива, о секрете творческого долголетия «Терем-квартета» рассказал музыкант, заслуженный артист России Андрей Константинов.

- Что ждет ваших поклонников на концерте 26 ноября в БКЗ «Октябрьский»?
- Это особый концерт. Тем более, что мы отмечаем не простой день рождения, а юбилей. Это будет концерт-благодарение всех людей, без которых не было бы самого «Терем-квартета». Это прежде всего наши зрители и те люди, которые зримо или скрытно помогали нам идти своим путём. Каждое музыкальное произведение найдёт своё посвящение.
Юбилейный концерт – прекрасный повод осуществить то, чего не бывает на обычных концертах, пригласить друзей и устроить «большой кроссовер». Многие музыканты, актеры на юбилейных вечерах подводят итоги сделанного, создают своеобразную ретроспективу – «взгляд в прошлое». Мы же нацелены в будущее и хотим на концерте показать, куда мы идём, развивая наши многочисленные проекты. Так, например, представляя оркестровое направление, мы сыграем вместе с оркестром «Северная симфония» под руководством Фабио Мастранджело.
Представляя  детскую программу «Теремок», к нам присоединятся замечательные талантливые дети из ансамбля «Теремок» и ансамбль «Лагара».
Будут гости, связанные с музыкальным турниром «Терем-кроссовер». На сцену выйдут ансамбли, которые по праву завоёвывали «мурашку» («Золотая мурашка» - гран-при международного музыкального турнира «Терем-кроссовер» - прим. Т.Б.) в разные года.
Вообще юбилейный концерт будет наполнен сюрпризами. Сейчас мы активно работаем над большим проектом «Русские картины». И обязательно на концерте покажем небольшую часть будущей программы. У нас написано 18 музыкальных произведений, и мы пригласили художников создать на эти произведения картины, которые впоследствии «оживут» на сцене во время исполнения. Эрмитажу понравилась наша идея соединения Музыки и Живописи. Михаил Борисович Пиотровский возглавит жюри конкурса. Кстати, участвовать в работе откликнулись не только молодые художники, но и именитые, например, известный художник и иллюстратор Александр Траугот. Безусловно, многое зависит от технического воплощения этого проекта. Вообще сейчас огромный интерес к синтезу искусств, к «кроссовер-концертам».

- Ваш ансамбль называют «родоначальником русского кроссовера»...  Вы согласны с этим определением?


- В дословном переводе «кроссовер» - это «перекресток», «пересечение», «скрещивание». Если чистые жанры - это проторенные дороги, то все шедевры уже созданы. Но кроссовер – это перекресток магистральных путей. Порой, чтобы соединить что-то, нужно идти по нехоженой тропе. Где-то играешь иначе, где-то иронизируешь… В кроссовере всегда  отстраненное отношение, как бы взгляд сверху. Притом желательно взгляд ироничный, но с любовью… И не надо забывать, что мы играем на народных инструментах и передаем лучшие черты русского характера. Нам часто говорят: «Как же так? Вы играете на русских инструментах, а чисто русскую музыку не играете»… Но люди не понимают, что русское нельзя зажимать и помещать в границы. Чисто русское - это широта души, воля, простор…  Собственно русский мир это и есть весь безграничный мир, вся вселенная. Русская культура вбирает в себя все лучшее из других культур. Это видно и в архитектуре, и в балете, и в театре, и в живописи. Русский кроссовер – быстрая езда по пересеченной местности.  Мы играем действительно быстро, динамично. В произведении всегда заложена целая история, которая развивается. Происходит действо. Поэтому мы мечтаем, чтобы на наши произведения были созданы мультфильмы. Вообще очень многие режиссеры отталкиваются от музыки, потому как музыка задает и тон, и настроение.

- Вы сказали «лучшие черты русского характера». А вы можете их перечислить?
- Смекалка, самоирония, динамика, движение к светлому, надежда на лучшее, умение работать в коллективе, команде, любовь к простору, свободе, воля, чувство справедливости. А в основе всего лежит любовь. То есть, когда ты действуешь согласно чувству любви, а не авторитету. Например, мы берем произведение какого-нибудь композитора и перерабатываем его, но делаем это с любовью и с лёгкой иронией. И для нас это важнее, чем если бы мы относились к композитору как к иконе. Мы уверены, что ни один композитор, к чьему творчеству мы прикасались, на нас не в обиде. Мы не портим содержание произведения, а наоборот даём ему новую жизнь. Вообще, я уверен, что у гениев обязательно есть чувство юмора…
 
- Я слышала потрясающие отзывы детей, которые посещали вашу школу, - с блеском в глазах они рассказывают, что после школы стали иначе чувствовать музыку, «душа запела»… Расскажите о школе. В чем ее отличие от других музыкальных образовательных учреждений?
- Отличий много. Основное отличие в том, что мы ежедневно играем вместе с детьми. У нас нет индивидуальных занятий. И детям не страшно с нами играть. У них руки сами играют. Нет барьера «ученик-учитель». Крайне важно, что мы играем вместе. Таким образом, они учатся чувствовать друг друга, не боятся ошибаться и ловят самый настоящий артистический кайф. В музыкальной школе, когда дети долго-долго занимаются, а потом трясутся от страха перед экзаменом, такое испытать невозможно! А здесь их принимают с любовью, и прививается самое главное, что должно быть у музыканта – удовольствие от игры. Да-да! Я не оговорился. И даже самые ленивые начинают сами хотеть играть. Мы показываем сразу «с рук» и начинаем играть вместе. Это мощнейшая практика!  Вы бы видели, как они готовятся к выступлениям! С третьего дня начинают сами что-то выдумывать, открываются энергетические и творческие каналы…

- Помимо совместного музицирования чем еще занимаются дети в вашей школе?
- Чтобы стать музыкантом, необходимо быть разносторонним человеком с большим кругозором. Поэтому чем больше человек будет знать и уметь, тем лучше. Помимо этого, музыка – это не абстрактное понятие, это совершенно конкретное искусство, которое основано на наблюдательности и внимательности. Поэтому есть предметы, развивающие  эти корневые для музыканта качества. И один из таких важных предметов – каллиграфия. Почему на Востоке искусство каллиграфии преподносят выше всех наук и искусств? Да потому что умение красиво писать чернилами, рисовать линии формирует характер человека. Если мысль пойдет не так, линия сразу покажет это. Вот почему написание красивым шрифтом дает умение концентрироваться, учит быть внимательным и сосредоточенным. Ведь в музыке ты тоже должен находиться здесь и сейчас. Иначе музыкант будет не интересен. Как только мысли «поплыли», жди ошибок!.. Помимо каллиграфии дети занимаются актёрским мастерством. Мы давно поняли, что музыку надо разбирать, как актер разбирает свою роль в спектакле. Ведь в музыке есть разные темы, подголоски, контрапункты, есть и их взаимоотношения, конфликты, любовь. Понять  их характер, ощутить атмосферу всей пьесы, вот к чему должен стремиться музыкант-звукописец. Тогда музыка становится физически ощутимой, более реальной. Оживают картины. Это самый главный секрет отсутствия скуки в музыке. Если ты играешь автоматически, сразу становится скучно, как бы профессионально ты не играл… В нашей школе очень важен контакт со зрителем – ведь именно ему направлен поток музыки. Вместе с ним создается общее поле радости от игры. Также мы проводим актерские и ритмические тренинги. Бывают лекции по русскому языку. Иногда в некоторых школах приглашались мастера, которые учили девочек делать старинные куклы. Мальчикам преподавались народные танцы и особенности русского пляса. Вообще детская программа открылась, когда нашему коллективу было 20 лет. Знания обязательно надо передавать, в противном случае ты сам больше ничего не получишь… Это закон.

- Вы согласны с тем, что музыкальная культура должна прививаться с детства? Если человек с детства не занимался музыкой, какие бы советы вы могли дать, - есть ли какие-то секреты в восприятии музыкальных произведений?
- Важно иметь ассоциативное образное мышление, которое зависит от степени восприимчивости, чувствительности человека. Если, когда вы слушаете музыку, у вас возникают какие-то картины, образы, то вы на правильном пути. Просто не надо бояться расширять границы образного мышления. Дети более открыты и всегда на вопрос: «Какие образы возникают?», отвечают сразу, не задумываясь. А с возрастом эта способность притупляется. Да и груз образования мешает. Но главное не закрывать сердце! Нужно начать с того, что перестать думать, что «у меня нет слуха, я ничего не понимаю в музыке». Этими мыслями люди перекрывают свои возможности. Прислушайтесь к себе, когда слушаете музыку, задайте себе вопросы: «Что я чувствую? Плохо мне? Хорошо? Спокойно? Или наоборот музыка заставляет нервничать?» На самом деле, наше тело реагирует на музыку, но, к сожалению, мы не обращаем внимания на эти сигналы. А надо уметь прислушаться к себе, отпустить себя и слушать сердцем...

- 30 лет – это много или мало для музыкального коллектива?
- 30 лет – это зрелость. Надеюсь, что впереди еще столько же. Но главное – у нас не кончается радость от того, что мы делаем. Сегодня мы уже делаем больше осознанных движений, чем раньше. Сейчас все намного проще. Хотя музыкант всегда стоит перед неизведанной дорогой. Нужно чувствовать веяние времени, интонации времени… Жизнь постоянно меняется. И как любой творческий человек, каждый раз оказываешься перед белым листом бумаги.

- Сейчас график гастролей расписан надолго?
- Да. И слава Богу, и по России, и за границей несмотря на санкции, много концертов. В сентябре были в Париже в центре Помпиду, в Штутгарте был концерт, организованный Международной академией Баха.

- Осталось еще место на земном шаре, где вы не выступали с гастролями?
- Не были в Антарктиде. Было бы интересно там побывать и сыграть.

- Какие самые яркие эпизоды из гастрольной жизни вы могли бы вспомнить?
- Из последнего - встреча на сцене с великим дирижером Марисом Янсонсом. На концерте в Мюнхене присутствовало 7000 человек. Была невероятная энергетика. Но тогда как раз было обострение отношений с Германией. И все волновались, - все-таки концерт был на открытом пространстве. Программа называлась «Русские ночи». И это была победа! Безоговорочный успех! Недавно мы с Марисом снова встречались. Он до сих пор воодушевлен тем концертом и хочет повторить… Для именитых оркестров играть с нами достаточно сложно, ведь они находятся в жестких рамках классического жанра. Нас часто приглашают на особые мероприятия, где уместны музыкальные шутки.

- В качестве специальных гостей вы можете играть на фестивалях с музыкантами совершенно разных жанров. А что вам самим интересней?
- Все-таки, играть с классическими музыкантами, так как они обладают более глубокой ассоциативной памятью и образованностью. Мы же привносим в их мир импровизационность, новую концепцию уже известных им стереотипов. Играть с симфоническими камерными оркестрами одно удовольствие. Любой концерт - это событие. И только гениальный артист может играть каждый концерт как последний. Мы стараемся. И очень радуемся, когда удается «заводить» других музыкантов.

- Как вам кажется, в чем секрет успеха вашего коллектива?
- Самое главное самому быть источником энергии, камертоном. В этом случае мы сначала «заводим» друг друга, потом «заводятся» остальные исполнители, ну а в результате включается зал. Такой путь нужно проходить каждый раз. Мы давно поняли, что музыка выше нас. Мы не играем музыку. Мы ей отдаемся! Это поток… Надо только его суметь поймать, ощутить. Великий актер Олег Янковский говорил, что он долго изучает роль, погружается в характер, а когда понимает его, уже слова текут сами и начинается импровизация. Мы тоже можем долго погружаться в образ, но находясь в этом характере, можно купаться, импровизировать, удивлять друг друга, что очень важно.

- Позвольте заглянуть в вашу творческую кухню. У вас коллективное творчество? Как рождаются аранжировки уже известных музыкальных произведений? Часто ли вы спорите между собой?
- Конечно, у нас часто бывают разные мнения на тот или иной счет, но главное, что мы все объединены одним делом. Антагонизм даже приветствуется! Огромная разница между репетициями и концертом. На концерте и происходит момент истины… На репетициях мы всегда отрабатываем различные варианты. Важно разложить произведение, чтобы оно зазвучало наиболее естественно и выигрышно.

- Помимо концертов, репетиций есть еще работа в студии над альбомами…
- Студийная работа очень сложна и интересна. Играть в студии как на сцене практически невозможно – нет той энергетики. Было время, когда мы записывали диски с концертов. Последний такой альбом назывался «Дороги». Треки были записаны в разных городах. С нами работает уже много лет замечательный профессионал звукорежиссер Андрей Лобанов. Так вот Андрей ставил микрофоны в зал, чтобы можно было слышать дыхание зрителей. Но сейчас другой период. Мы стали делать студийные записи. Это очень сложно. Записываем своеобразным способом: сначала записываем дубль, где присутствует правильный дух произведения, который невозможно просчитать, а потом каждый музыкант играет сольно, одновременно слушая этот дубль, потом сольные партии соединяются. В итоге складывается нужная картинка.

- Кто вы друг для друга?
- Мы – путники, идущие одной дорогой и смотрящие в одну сторону.

- Вы вместе часто проводите свободное время?
- В последнее время все, кроме меня, увлеклись рыбалкой. Собираемся все вместе, ездим на остров, лодки накупили…

- Вы с детства не представляете себе жизни без книг. Что из последнего прочитанного вам особенно понравилось?
- Недавно открыл для себя книгу Александра Шевцова «Очерки народной этнопсихологии». Очень глубокий взгляд на нашу жизнь, именно с позиции знаний наших предков, стариков – и про экономику, и про влияние звука на здоровье…

- Гран-при международного музыкального турнира «Терем-кроссовер» - «Золотая мурашка». А от чего у вас как у зрителя бывают мурашки?
- От балетов Бориса Эйфмана…

- Если представить, что «Терем-квартет» - живое существо, что бы вы хотели ему подарить?
- Настоящий терем, то есть здание, - было бы здорово. Такой красивый большой дом, в котором можно было бы проводить и мастер-классы, и концерты, и обучение детей, – был бы лучшим подарком. Понятно, что пока об этом можно только мечтать… Сколько ждет от города Дворец танца Борис Эйфман! Обидно, что пока он строится, силы уходят…

- Что бы вы могли сказать тем, кто ни разу не был на вашем концерте?
- Думаю, стоит прийти, и я вас уверяю, разочарованы вы не будете. Порой, к нам попадают случайные люди, и они остаются нашими поклонниками. Поэтому, чтобы стать поклонником «Терем-квартета», нужно один раз прийти на концерт.


Беседовала Татьяна Болотовская
Фото предоставлено пресс-службой «Терем-квартета»


Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика