Ярослав Смеляков. «Хорошая девочка Лида»
08.01.2021 58 0.0 0

Своей популярностью это стихотворение обязано кинокомедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Помните? После удачно сданного экзамена герой фильма Шурик знакомится с однокурсницей Лидой и потом, «впервые» оказавшись у неё дома, читает ей стихи? Говорят, кстати, что именно это стихотворение режиссёр фильма Леонид Гайдай читал в своё время на вступительном экзамене в институт. «Хорошая девочка Лида» Ярослав Смеляков написал его в 1940 году, и оно по праву считается одним из лучших его стихотворений.

Наталья Селезнёва и Александр Демьяненко в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика».

Вдоль маленьких домиков белых
акация душно цветет.
Хорошая девочка Лида
на улице Южной живет.

Ее золотые косицы
затянуты, будто жгуты.
По платью, по синему ситцу,
как в поле, мелькают цветы.

И вовсе, представьте, неплохо,
что рыжий пройдоха апрель
бесшумной пыльцою веснушек
засыпал ей утром постель.

Не зря с одобреньем веселым
соседи глядят из окна,
когда на занятия в школу
с портфелем проходит она.

В оконном стекле отражаясь,
по миру идет не спеша
хорошая девочка Лида.
Да чем же она хороша?

Спросите об этом мальчишку,
что в доме напротив живет.
Он с именем этим ложится
и с именем этим встает.

Недаром на каменных плитах,
где милый ботинок ступал,
"Хорошая девочка Лида",-
в отчаяньи он написал.

Не может людей не растрогать
мальчишки упрямого пыл.
Так Пушкин влюблялся, должно быть,
так Гейне, наверно, любил.

Он вырастет, станет известным,
покинет пенаты свои.
Окажется улица тесной
для этой огромной любви.

Преграды влюбленному нету:
смущенье и робость - вранье!
На всех перекрестках планеты
напишет он имя ее.

На полюсе Южном - огнями,
пшеницей - в кубанских степях,
на русских полянах - цветами
и пеной морской - на морях.

Он в небо залезет ночное,
все пальцы себе обожжет,
но вскоре над тихой Землею
созвездие Лиды взойдет.

Пусть будут ночами светиться
над снами твоими, Москва,
на синих небесных страницах
красивые эти слова.

Поэт Ярослав Васильевич Смеляков. Фото Николай Кочнев, 1963 год.

Судьба Ярослава Васильевич Смелякова - непрерывная череда взлетов и падений. До последнего вздоха преданный эпохе социализма, истово верующий в ее историческое величие, никогда ни на йоту не сомневавшийся в ее правоте, он трижды попадал в круги лагерного ада. И после всего сохранял ту же убежденную преданность идеям строительства нового социалистического государства.
Жизнь Ярослава Смелякова была полна испытаний. Один из трагичных моментов стал эпизодом фильма «Вокзал для двоих». Эльдар Рязанов в своей книге «Неподведенные итоги» писал, что история, из-за которой должен был оказаться за решеткой герой фильма Платон Рябинин, произошла на самом деле, но имена ее участников не называл, ссылаясь на их известность. Примечательнее другая история, которая стала финалом ленты. Она произошла в реальности. В 1951 году он «в казенной шапке, лагерном бушлате» был отправлен в далекую Инту. Ему присвоили лагерный номер Л-222.  Трудно сказать, как сложилась бы его судьба, если бы в лагере ему не встретились Валерий Фрид и Юлий Дунский. Знаменитые в будущем кинодраматурги,  узнали Смелякова и сами подошли к нему. Он был нелюдим и в общем неприветлив, но потом лед был растоплен, и они стали самыми близкими друзьями Смелякова.  Когда Фрид и Дунский  были отправлены на «поселение», режим пребывания в лагере стал чуть мягче, и у Смелякова случались праздники — ему позволяли навестить друзей, но с условием железного возвращения к назначенному часу на утреннюю поверку. Опоздание или отсутствие добавляло срок... В один из приходов в гости друзья неплохо «посидели» и, когда проснулись, обнаружили, что на поверку Смелякову успеть практически нереально. Как они бежали! Все трое. Фрид и Дунский, более молодые, тащили Смелякова на себе, когда он выдохся окончательно. И на утренней поверке он все же стоял в строю. Это было в 1953 году...Этот удивительный эпизод и использовал Рязанов в своем фильме. Правда, там он смотрится почти как комедийный. Так не считала разве что Людмила Гурченко — во время съемок она вдрызг разбила колени, падая на заснеженной дороге.

Актеры Людмила Гурченко (в роли Веры) и Олег Басилашвили (в роли Рябинина) в фильме режиссера Эльдара Рязанова Вокзал для двоих, 1983 год

«Родился я в 1913 году, – рассказывал о себе Ярослав Васильевич, – и начал писать, или, вернее, сочинять стихи, как и очень многие молодые люди, в самом раннем детстве…» Стихи в стенгазете, стремление побывать на всех вечерах поэзии – это события того времени в жизни будущего поэта. Друг уговорил Смелякова отнести стихи в молодёжный журнал «Рост», а начинающие авторы перепутали двери и угодили в кабинет к самому Светлову – кумиру молодёжи 30-х годов. Светлов стихи принял в печати, попросив только кое-что изменить, однако Смеляков не нашёл замены уже написанным строчкам и вернул стихи без изменений. А так как к тому времени он уже закончил курсы наборщиков, то и первые свои стихи в журнале «Октябрь» набирал сам.
Я родился в уездном городке
и до сих пор с любовью вспоминаю
убогий домик, выстроенный с краю
проулка, выходившего к реке.

Мне голос детства памятен и слышен.
Хранятся смутно в памяти моей
гуденье липы и цветенье вишен,
торговцев крик и ржанье лошадей.

Мне помнятся вечерние затоны,
вельможные брюхатые паны,
сияющие крылья фаэтонов
и офицеров красные штаны.

Здесь я и рос. Под этим утлым кровом
я, спотыкаясь, начинал ходить,
здесь услыхал — впервые в жизни!—  слово,
и здесь я научился говорить.

Так мог ли я, изъездивший полсвета,
за воду ту, что он давал мне пить,
за горький хлеб, за легкий лепет лета,
за первый день — хотя бы лишь за это —
тот городок уездный не любить?

Нет, я не знал беспечного покоя:
мне снилась ночью нищая страна,
бетонною, враждебною чертою,
прямым штыком и пулей разрывною
от сердца моего отделена.

Я думал о товарищах своих,
оставшихся влачить существованье
в местечках страха, в городках стенанья,
в домах тоски на улицах кривых.

Я вспоминал о детях воеводства,
где на полях один пырей возрос,
где хлеба — впроголодь, а горя — вдосталь
и вдоволь, вволю материнских слез.

Так как же мне, советскому поэту,
не славить вас, бойцы моей земли,
за жизни шум — хотя бы лишь за это!—
хотя б за то, что в желтых тучах света
в мой городок вы с песнею вошли?.

Родился он в городе Луцке Волынской губернии 26 декабря 1912 года / 8 января 1913 года. Его отец Василий Смеляков работал весовщиком на железнодорожной станции, мать Ольга Васильевна вела домашнее хозяйство, воспитывала троих детей. Младший сын Ярослав особенно любил её. С Луцком связаны первые детские воспоминания будущего поэта.
рослав был ещё маленьким ребёнком, когда к Луцку приблизился русско – немецкий фронт, и семья Смеляковых уехала в деревню под Воронеж, на родину матери. Здесь мальчик пошёл в начальную школу. Знакомство с шедеврами русской поэзии, особенно с поэмами Лермонтова «Мцыри» и «Песнь о купце Калашникове», потрясло воображение Ярослава. Лет с десяти он начал писать стихи.
Семья Смеляковых жила, как и все, бедно. Особенно трудно стало после смерти отца в начале 1920–х годов. К тому времени старшие брат с сестрой обосновались в Москве, где учились в университете. Одиннадцатилетнего Ярослава мать послала к ним для продолжения учёбы в семилетней школе, а вскоре и сама, к радости сына, перебралась в Москву.
В 1930 году после окончания семилетки на бирже труда подростков Смеляков получил направление в полиграфическую фабрично – заводскую школу имени Ильича. «В стенах этой школы, помещавшейся в Сокольниках, все мы с упоением дышали комсомольской атмосферой начала пятилеток», – писал поэт в автобиографии. Он помещал свои стихи в стенгазетах, участвовал в выступлениях агитбригады, посещал занятия литературного кружка при газете «Комсомольская правда», поэтические вечера в Доме печати и Доме учёных. Значительное влияние на его раннее творчество оказали стихи Владимира Маяковского, на выступлениях которого он несколько раз бывал. Другим его кумиром был поэт Михаил Светлов, с которым его свёл случай.

Я напишу тебе стихи такие,
каких еще не слышала Россия.

Такие я тебе открою дали,
каких и марсиане не видали,

Сойду под землю и взойду на кручи,
открою волны и отмерю тучи,

Как мудрый бог, парящий надо всеми,
отдам пространство и отчислю время.

Я положу в твои родные руки
все сказки мира, все его науки.

Отдам тебе свои воспоминанья,
свой легкий вздох и трудное молчанье.

Я награжу тебя, моя отрада,
бессмертным словом и предсмертным взглядом,

И все за то, что утром у вокзала
ты так легко меня поцеловала.

***
Если я заболею, к врачам обращаться не стану.
Обращаюсь к друзьям (не сочтите, что это в бреду):
Постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте упавшую с неба звезду.

Я ходил напролом. Никогда я не слыл недотрогой.
Если ранят меня в справедливых, жестоких боях,
Забинтуйте мне голову горной лесною дорогой
И укройте меня одеялом в осенних цветах.

Порошков или капель – прошу вас не надо.
Пусть в стакане гранёном сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопадов -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить.

От морей и от гор веет свежестью, веет веками,
Как посмотришь - почувствуешь: вечно, ребята, живём.
Не облатками белыми путь мой усеян, а облаками.
Не больничным от вас ухожу коридором, а Млечным Путём.

Ярослав Смеляков читает свои стихи в книжном магазине на улице Горького (Тверская) в Москве. 1 сентября 1960 года. Фото РИА Новости

Позже Ярослав Смеляков работал в редакциях газет, был репортером, писал заметки и фельетоны. В 1959 появился поэтический сборник «Разговор о главном», явлением в советской поэзии стала книга стихов Смелякова «День России» (1967). В 1968 была написана поэма о комсомоле «Молодые люди». Долгие годы, несмотря на нелегкий характер, Смеляков был единодушно уважаемым в профессиональной среде председателем московских поэтов.
В последние годы поэт все чаще обращался к дням, людям и событиям своей молодости. Много ездил по стране (цикл «Дальняя поездка»), бывал за рубежом, о чем Смеляков поведал в книге «Декабрь», в разделе «Муза дальних странствий». Переводил стихотворения с украинского, белорусского и других языков народов СССР. Награждён тремя орденами. Лауреат Государственной премии СССР (1967).
Умер Ярослав Смеляков 27 ноября 1972 года в Москве.
После смерти поэта вышли его книги «Мое поколение» (1973) и «Служба времени» (1975).
Поэзия Смелякова выстрадана во времени и в приказе самому себе жить во имя памяти своих друзей, не предавая их идеалы поэзии. Удалось ли ему это – судить каждому из тех, кто прикоснётся к этой поэзии. Читать и помнить, какова плата за слово в каждой поэтической строке Ярослава Васильевича.

Белорусам
Вы родня мне по крови и вкусу,
по размаху идей и работ,
белорусы мои, белорусы,
трудовой и веселый народ.

Хоть ушел я оттуда мальчишкой
и недолго на родине жил,
но тебя изучал не по книжкам,
не по фильмам тебя полюбил.

Пусть с родной деревенькою малой
беспредельно разлука долга,
но из речи моей не пропало
белорусское мягкое "га".

Ну, а ежели все-таки надо
перед недругом Родины встать,
речь моя по отцовскому складу
может сразу же твердою стать.

Испытал я несчастья и ласку,
стал потише, помедленней жить,
но во мне еще ваша закваска
не совсем перестала бродить.

Пусть сегодня простится мне лично,
что, о собственной вспомнив судьбе,
я с высокой трибуны столичной
говорю о себе да себе.

В том, как, подняв заздравные чаши
вас встречает по-братски Москва,
есть всеобщее дружество наше,
социальная сила родства.


Милые красавицы России.
В буре электрического света
умирает юная Джульетта.

Праздничные ярусы и ложи
голосок Офелии тревожит.

В золотых и темно-синих блестках
Золушка танцует на подмостках.

Наши сестры в полутемном зале,
мы о вас еще не написали.

В блиндажах подземных, а не в сказке
Наши жены примеряли каски.

Не в садах Перро, а на Урале
вы золою землю удобряли.

На носилках длинных под навесом
умирали русские принцессы.

Возле, в государственной печали,
тихо пулеметчики стояли.

Сняли вы бушлаты и шинели,
старенькие туфельки надели.

Мы еще оденем вас шелками,
плечи вам согреем соболями.

Мы построим вам дворцы большие,
милые красавицы России.

Мы о вас напишем сочиненья,
полные любви и удивленья.


Теги:Ярослав Смеляков.

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика