Мария Павловна «Прелестный лебедь «Павлова гнезда».
04.02.2015 892 5.0 0

Мария Павловна, герцогиня Саксен - Веймарская и Эйзенахская: «Прелестный лебедь «Павлова гнезда» и Веймарской короны украшенье».

4 февраля 1786 года, семья цесаревича Павла Петровича пополнилась пятым ребенком и третьей по счету дочерью. Новорожденная Великая княжна была названа в честь матери – Марией.

Великая княжна Мария Павловна, Боровиковский В.Л.

 В 1790-м году, императрица Екатерина II дает внучке такую характеристику: «Она – настоящий драгун, ничего не боится, все ее склонности напоминают мальчика, и я не знаю, что из нее выйдет, самая любимая ее поза подпереться руками в бока и так прогуливаться».

 Портрет великой княгини Марии Федоровны А. ,Рослин

Еще через пять лет, Екатерина пишет барону Гримму: «…Мария, которой девять лет от роду… уже окончила у Сарти генерал-бас, так как она отличается необыкновенной любовью к музыке... Сарти говорит, что она наделена большим талантом к музыке, и что вообще она проявляет во всем большой ум и способность и будет разумной девицей. По словам генеральши Ливен, она любит читать и проводит за чтением по несколько часов в день, при всем том, она очень веселая и оживленная...».

Портрет Великой княжны Марии Павловны. Д. Левицкий, 1793 г.

 По замечанию одного из придворных: «Мария Павловна, если не такая красавица, как Елена, но столь привлекательна, добра, что на нее смотрели, как на ангела».
Однако, ангел отличался волевым характером, острым умом и столь ценным для царственной особы качеством, как умение разбираться в людях.
Впрочем, и внешностью Великую княжну, несмотря на некоторые неприятности после привитой в детстве оспы, природа не обидела. Недаром ее называли «perle de famille» – «жемчужина семьи».

Портрет Великой княжны Марии Павловны. П. Жарков.

Принц Евгений Вюртембергский (племянник императрицы Марии Федоровны), приехавший в Россию зимой 1801 года, так отзывался о своей кузине: «…Maрия была уже 15-ти лет и, стало быть, для меня особа внушающая, но тем не менее такая кроткая и добрая, что я сейчас же почувствовал к ней сердечное влечение. Она обладала сочувственным, нежным сердцем. Непреложным доказательством того служило ее всегдашнее опасливое пребывание на стороже, чтобы заблаговременно предупреждать всякий возможный с моей стороны промах и тем предохранять меня от затруднительного положения».


 Император Павел I, несмотря на резко отрицательное отношение к традициям царствования матери – Екатерины II, все же сохранил одну из них, а именно: выбор женихов для Великих княжен заранее.
По разным источникам, переговоры о возможном браке Марии Павловны начались в 1800-м или 1802-м году.
В мужья Великой княжне прочили наследного герцога Саксен-Веймар-Эйзенах Карла Фридриха.
Саксен-Веймарский посланник, барон Вильгельм фон Вальцоген - очень умный и образованный человек, смог в полной мере оценить природные дарования и высокие душевные качества Марии Павловны: «Она имела сочувственное и нежное сердце, кротость и доброту совершенную...».

Павел I,Андрей Филиппович Митрохин

 В 1803 году в Санкт-Петербург прибыл наследный герцог Карл Фридрих. Герцогу был присвоен чин генерал-лейтенанта русской армии, и пожалован высший орден Российской империи – Св. Андрея Первозванного; но, «жених сей, при полной его приятности внешней, для нашей милой цесаревны слишком прост умом…»*.
Даже эта неопределенная, истинно дипломатическая характеристика, позволяет понять, что столь тщательно подготовленный и ожидаемый брак, должен был соединить навсегда двух совершенно разных людей.

Мария - активная, умная, образованная, прекрасно играющая на фортепиано и рисующая, открытая миру и в то же время умеющая видеть вещи целиком, вникать в самую суть, всегда занятая чем-то - то есть деятельный и успешный человек. Карлу Фридриху, в отличие от его невесты, не хватало силы, целеустремленности и инициативности. За год, что он провел в Петербурге, он практически пребывал в полном бездействии.

Однако, все недостатки герцога с лихвой перекрывались тем обстоятельством, что в будущем ему предстояло стать правителем Саксен-Веймарского герцогства.
Несмотря на небольшие размеры, герцогство считалось культурным центром Германии, а его столица – г. Веймар именовался «германскими Афинами».

Особо стоит отметить, что своей славой Веймар был обязан прежде всего женщинам, первой из которых была мать правящего герцога Карла Августа – вдовствующая герцогиня Анна Амалия, урожденная принцесса Брауншвейг-Вольфенбюттельская: «Философы, поэты, художники и литераторы толпились вокруг принцессы Амалии, женщины великого ума и возвышенного сердца. Она была волшебницей, привлекавшей и вызывавшей гениев. То была германская Медичи, которая заимствовала у своих итальянских совместниц одни их добродетели».

Портрет Anna Amalie von Sachsen-Weimar-Eisenach (1739-1807),неизвестен


Поэтому вполне понятно, что герцог Карл Август обладавший и умом, и характером, получил великолепное образование, и достойно продолжил дело своей матери, покровительствуя и помогая многим людям науки и искусства. Столь же незаурядной личностью была и его супруга – Луиза Августа, урожденная ландграфиня Гессен-Дармштадтская. (Замечу, что герцогиня приходилась родной сестрой Великой княгине Наталье Алексеевне, первой жене Павла I, и даже приезжала в Россию).Ее «беседы за белым столом» о искусствах и науке собирали весь цвет интеллектуальной элиты Веймара.

 Причем, смело можно сказать, что это был цвет не только Веймара, но и всей Германии - для этого достаточно перечислить лишь несколько имен: философ и писатель Виланд, знаменитейшие поэты Гёте и Шиллер, историк и философ Гердер, драматург и публицист Ифланд.
Может быть, эта атмосфера высокой духовности, сложившаяся при веймарском дворе так привлекала Великую княжну Марию?Так или иначе, но в тот год, что наследный принц провел в России, Мария и Карл Фридрих успели довольно неплохо узнать друг друга и проникнуться взаимной симпатией, что для политического брака уже было весьма увесистым плюсом.

Торжественное обручение Марии Павловны и Карла Фридриха произошло 1 января 1804 года, а полгода спустя свершилось бракосочетание.В день которого был издан манифест: «Божией милостью Александр Первый, Император и Самодержец Всероссийский и прочая и прочая и прочая. Объявляем всем нашим верноподданным: Силою Всемогущего Бога и Его мудрым попечением июля 22 дня по обряду Православной Восточной Церкви совершено венчание нашей возлюбленной сестры Марии Павловны с Его Светлостью Наследным Принцем Саксонско-Веймарско-Эйзенахским Карлом Фридрихом......".

Портрет Карла Фридриха, наследного герцога Саксен-Веймар-Эйзенах.

 Согласно брачному контракту приданое Марии Павловны составляло миллион рублей, из которых первую четверть она получила после венчания, а вторую — спустя шесть месяцев; со второй половины она ежегодно получала 5% ренты. Наряду с этим Мария Павловна получила много вещей, среди которых были и вклады в будущий православный храм в Веймаре…
До октября новобрачные оставались в резиденциях царской семьи - в Петергофе и Павловске, а затем отправились в Германию. Мария Павловна прибыла в Веймар 9 ноября 1804 года: колокольный звон и пушечные выстрелы оповестили о прибытии новобрачных. По сообщениям очевидцев, это прибытие вызвало общую радость населения. Многие устремились увидеть и приветствовать супружескую пару наследников.  Некоторое время спустя те показались на балконе дворца — и тысячи людей восклицали в радостном оживлении «Да здравствуют, многая лета!». Ликование продолжалось 12 ноября при первом посещении Марией Павловной театра. В этот день была премьера пьесы «Поклонение искусств» Фридриха Шиллера, которая была только что написана и посвящена Марии Павловне. В предисловии к тексту сказано: «Ее Императорскому Высочеству госпоже наследной принцессе Веймарской Марии Павловне, Великой Княгине Российской, с почтением посвящается и представляется в придворном театре Веймара 12 ноября 1804 г.»
Деревце страны иной,
Пересаженное нами,
Вырастай, примись корнями,
В этой почве, нам родной.
Быстро сплетаются
Нежные узы любви,
Наше Отечество будет да там,
Где мы делаем счастье людское!

Наследная принцесса очень быстро завоевала любовь и уважение подданных и своей новой семьи - вдовствующая герцогиня Анна Амалия так отзывалась о ней в письмах: «С радостью и истинной любовью говорю Вам, что моя новая внучка — настоящее сокровище, я ее бесконечно люблю и уважаю. Ей выпало счастье — а возможно, и благословение — нас всех очаровать»;С Анной Амалией были согласны очень многие .Мария Павловна поселилась вместе с мужем в Бельведере - загородной резиденции веймарских герцогов. Здесь она повелела разбить парк, планировка которого в точности соответствовала планировке павловского парка. В Веймаре Мария Павловна стала устраивать музыкальные фестивали, литературные вечера, организовывала празднества . Одним из ближайших друзей наследной герцогини стал Иоганн Вольфганг Гёте.
Знакомство Марии Павловны с «великим веймарцем» состоялось в ноябре 1804 года, и с тех пор их общение не прерывалось до самой смерти величайшего из поэтов. Он активно поддерживал герцогиню в ее стремлении быстрее влиться в культурную жизнь Веймара, консультировал в вопросах искусства, знакомил с основами современной философии.Особенностью культурной жизни Веймара было то, что дома Марии Павловны и Гёте - эти два культурных центра города - являлись как бы одним целым, взаимодополняли друг друга. Такое сочетание, взаимопроникновение двух культур не могло не привлекать внимание, вызывало живой интерес, придавало культурной жизни Веймара особый, ни с чем не сравнимый колорит. «Все, кто приезжал в гости к Марии Павловне, оказывались в гостях у Гёте, и наоборот», - отмечали современники. Среди них были члены русской императорской фамилии, в том числе Александр I, а также А. Тургенев, В. Жуковский, С. Уваров, З. Волконская. Покидая Веймар, Волконская, искренне привязанная к Марии Павловне, оставила следующие строки: «Удаляясь от пантеона великих писателей германских, моя душа исполнена чувствами благоговейными. Все там дышит наукой, поэзией, размышлением и почтением к гению. Гений там царствует, и даже великие земли суть его царедворцы. Там я оставила ангела, проливающего слезы на земле».За свою долгую жизнь в Веймаре Мария Павловна прославилась своей благотворительностью, и ее не без оснований называли матерью нации  . Cтав патриоткой своей новой страны, она растоптала паспорт, переданный ей Наполеоном, а позднее просила русского министра графа Аракчеева о помощи и внимании для веймарских пленных, которых Наполеон во время войны заставил воевать с Россией. Наследная герцогиня создала в стране Патриотический институт женских объединений; целью его членов было оказание помощи раненым и пострадавшим во время войны.
Благотворительность Марии Павловны осуществлялась в различных направлениях: в первую очередь — преодоление нищеты, затем — поощрение наук, искусств, культуры и развитие общества. Так, она поддерживала рабочие мастерские для взрослых, прядильни для пожилых бедных женщин, уход за роженицами. Население обязано Марии Павловне множеством фонтанов, сооруженных в Веймаре. Первая сберегательная касса в Веймаре была открыта в день рождения Марии Павловны 4 февраля 1821 г. Одновременно Мария Павловна помогала отдельным людям, оставаясь по большей части «неизвестной дарительницей».

Портрет Великой княгини Марии Павловны, наследной принцессы Саксен-Веймар-Эйзенах. Ж.-А. Беннер.

Великая княжна Ольга Николаевна писала в своих воспоминаниях: «Папа любил эту свою старшую сестру почти сыновней любовью. Мне она казалась воплощенным долгом. Замужем в течение 35 лет за смешным мужем, она никогда не знала слабости. Добрая, большая благотворительница, очень способная в делах финансового управления (она унаследовала это от своей матери, Императрицы Марии Федоровны, и первой ввела в Германии ссудные кассы). С шести часов утра она уже писала, стоя у своего бюро в кабинете, вела все переговоры от имени Великого герцога и старалась еще сохранить традицию Веймара как немецкого литературного Олимпа.
 Она покровительствовала артистам, главным образом музыкантам - Веберу, Гуммелю и Листу. Ее двор был сборным пунктом для всех маленьких дворов немецкого Севера. От нее можно было многому научиться; она знала, как обращаться с людьми. Ее вежливость по отношению к окружающим, включая самых простых людей, с которыми она встречалась, не знала пределов. Она никогда не забывала поблагодарить за малейшую услугу. Когда она выходила из экипажа, она поворачивалась, чтобы кивком головы поблагодарить кучера, и это было отнюдь не формальностью, а сердечной потребностью. Она всегда думала о тех, кто ей оказывал внимание, чтобы ответить им тем же».
В июне 1828 года, умер Великий герцог Карл Август, и муж Марии Павловны вступил на престол. Благотворительная и культурная деятельность, теперь уже Великой герцогини, стала еще более активной: она то и дело учреждала поощрительные стипендии, музыкальные конкурсы с фондами премий, на ее личные пожертвования был основан знаменитый на всю Европу Институт Фалька, с приютом для беспризорных детей на двести мест. Театральные представления, гуляния в герцогском саду, музыкальные спектакли - все это было доступно широкой публике по настоянию русской принцессы крови, веймарской властительницы. В интересах науки Мария Павловна учредила литературные вечера, происходившие во дворце, на которых делали доклады различные веймарские ученые и профессора Йенского университета. Это никоим образом не было простым времяпрепровождением; напротив, Мария Павловна таким образом заботилась как о собственном образовании, так и об образовании других. «Наверное, ее придворные дамы часто втайне вздыхали, когда их венценосная госпожа требовала, чтобы они на следующий день по памяти записывали ученые доклады».Мария Павловна была настоящим украшением Веймара - по словам Гёте: «Великая герцогиня <...> показывает пример как одухотворенности и доброты, так и доброй воли; она - поистине благословение для страны. А поскольку людям вообще свойственно быстро понимать, откуда к ним идет добро, и поскольку они почитают солнце и прочие несущие благо стихии, то меня и не удивляет, что все сердца обращены к ней с любовью и что она легко увидела, чем это заслуживается». Мария Павловна, со своей стороны, всегда старалась сделать Гёте что-либо приятное. Позднее, после смерти поэта (в 1832 году), великая герцогиня пожелала каким-то образом поспособствовать увековечиванию памяти Шиллера и Гёте. Результатом этого желания стало создание в герцогском дворце мемориальных комнат, для убранства которых взяли бархат из приданого Марии Павловны. Эти комнаты не только служат почитанию памяти поэтов; они — вещественный памятник культурных тенденций и личной оценки Марией Павловной тех, кто был князьями немецкой поэзии.
Мария Павловна внесла значительный вклад в расцвет искусств в Веймаре. По ее желанию в Веймар были приглашены композиторы Ян Непомук Хуммель и Ференц Лист, который прожил в Веймаре 13 лет и именно там создал самые значительные свои произведения.В 1852 году по инициативе Марии Павловны было организовано «Общество истории».
Что же касается политических событий, то наибольшие последствия для герцогства имела Французская революция 1848 года.
Ее отголоски проявились в Веймаре в виде народных волнений: «Везде ходил народ и что-то обсуждал, и общее направление его движения было - ко дворцу. Издали мы видели, что вся площадь перед дворцом была запружена народом, кричавшим и что-то требовавшим... До часу ночи люди не покидали площади, требуя свободы печати уменьшения налогов, смены министерства, пересмотра бюджета двора и тому подобных вещей…»

Кульминацией мятежных настроений стал погром, устроенный студентами Йенского университета, в одной из деревень, находящейся недалеко от Веймара.
Все происходящее, несомненно, оставило тяжелый след в душе Марии Павловны.

Неизвестный художник Портрет Великой княгини Марии Павловны 1851 г.

Однако, она сумела вернуть жизнь герцогства в привычное русло: в августе 1849 года Веймар торжественно отмечал 100 лет со дня рождения Гёте.
Всего через год, в августе 1850-го, не менее пышно отмечался день рождения Гердера.Но судьба уже готовила Великой герцогине новые испытания.
26 июня 1853 года, в возрасте 70-ти лет, скончался муж Марии Павловны – Великий герцог Саксен-Веймар-Эйзенах Карл Фридрих.
Их союз продлился необычайно долго – 49 лет.Став вдовствующей герцогиней, Мария Павловна отнюдь не утратила своего влияния на жизнь герцогства. Ее поистине многогранная - культурная, просветительская и благотворительная - деятельность продолжалась: «Великая княгиня Мария Павловна живет в Бельведере <...> Ее отличают одухотворенность, достоинство, утонченность и особая прямота. Теперь, овдовев, она не берет денег из казны, а довольствуется тем, что получает из России, — примерно 130 000 талеров в год; излишки она отдает дочерям и в особенности беднякам, раздает и помогает повсюду».В 1854 году, Великое герцогство Саксен-Веймар-Эйзенах праздновало 50-летие со дня приезда Марии Павловны. В веймарском театре вновь было поставлено «Поклонение искусств» Шиллера, но по желанию великой княгини это событие отмечали не особенно торжественно.  Медаль, в честь пятидесятилетнего пребывания Марии Павловны в Веймаре:

Мария Павловна запретила намечавшуюся иллюминацию, предназначив деньги для бедных.
В начале марта 1855 года, в Веймар пришло известие о смерти (18 февраля 1855 г.) младшего брата Марии Павловны – императора Николая I.
Это печальное событие, тем не менее, дало Марии Павловне возможность побывать на родине: после длительного отсутствия Великая герцогиня прибыла в Россию на коронацию племянника – императора Александра II. Два года спустя, Мария встретилась с младшей сестрой Анной - из всех детей императора Павла I в живых остались только они двое. Сестры были очень немолоды: Марии – 71 год, Анне – 62 года. И, наверное, они уже не раз задумывались об окончании своего земного пути… но Мария Павловна, разумеется не знала, что ей отпущено всего лишь два года.6 июня 1859 г. она простудилась. Но, чтобы люди из-за нее не волновались, великая герцогиня запретила выпускать бюллетени о своем здоровье. После недолгой болезни великая герцогиня Мария Павловна отошла накануне дня рождения своего сына, великого герцога Карла Александра – 11 июня. Смерть наступила в половине седьмого вечера. Правящий великий герцог простился с матерью, не подозревая о ее близкой кончине, и отправился из Бельведера в Эттерсберг. Но не успел он туда прибыть, как его нагнал верховой гонец и сообщил ему о кончине Марии Павловны.Этой печальной вести вначале не хотели верить. Днем смерти был четверг, а в воскресенье жители герцогства узнали, что «По высочайшему повелению cветлейшие останки Ее Императорского Высочества сиятельнейшей почившей Великой герцогини и Великой княгини будут выставлены (по настоятельному распоряжению усопшей — в закрытом гробу) в греческой церкви, расположенной в веймарском парке, в воскресенье 26 сего месяца с четырех часов дня до полуночи. Торжественное погребение состоится в понедельник 27 сего месяца в 8 утра». Как и ее сестры, Мария Павловна всегда оставалась русской. В своем завещании она написала: «Я благословляю полюбившуюся страну, в которой прожила. Я также благословляю мою русскую родину, которая мне так дорога, и особенно мою тамошнюю семью. Я благодарю Бога за то, что здесь и там Он направил всё к лучшему, способствовал расцвету добра и взял под свое могущественное покровительство как мою здешнюю, так и мою русскую семью».
26 июня, в годовщину смерти ее супруга, великого герцога Карла Фридриха, состоялась закладка первого камня в основании православной кладбищенской часовни. Исполняя последнюю волю Марии Павловны, начали строительство православного храма над ее могилой.
В 1862 году храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины был освящен.
 Память о цесаревне и Великой герцогине Марии Павловне сохраняется в Веймаре до сих пор.
Дети Марии Павловны и Карла Фридриха:Павел Александр Карл Фридрих Август (сентябрь 1805 – апрель 1806);Мария Луиза Александрина, принцесса Прусская (1808 - 1877);


Теги:Герцогиня, Мария Павловна

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика