Василий Герелло:«Без веры жить невозможно!»
26.06.2017 569 0.0 0

Василий Герелло:«Без веры жить невозможно!»

Всемирно известный баритон, блистательная звезда оперной сцены, чей талант и обаяние пленительны так же, как и его голос, Василий Герелло рассказал читателям журнала «Культурная Столица» о предстоящих концертах в Санкт-Петербурге, о своем детстве, друзьях и о многом другом.

— Есть ли среди ваших поклонников те, кто, впервые услышав песни в вашем исполнении, начали проявлять интерес к опере?
— Таких людей очень много! И молодежь в том числе. Мы с замечательным пианистом Олегом Вайнштейном часто проводим концерты в ВУЗах. Исполняем произведения Рахманинова, Чайковского,  Глинки… Через камерную музыку студенты постепенно приходят и к опере. К сожалению, сегодня молодые люди губят свои души постоянной возней с гаджетами, не слушают хорошую музыку, не читают книги и не смотрят хорошие фильмы. Я буквально прошу, умоляю взять в руки книгу и прочитать хотя бы одну страницу за месяц. Я взываю к молодежи: «Пожалуйста, начните читать, и вам откроется прекрасный мир!»
— Как вам кажется, искусство может изменить в лучшую сторону уже взрослого сформировавшегося человека?
— Если оно настоящее, то конечно! Но сейчас, к сожалению, происходит девальвация культурных ценностей. Людей зомбируют. Грубо говоря, даже коровы, когда играет классическая музыка, дают больше молока, а если играет тяжелая музыка низкого качества, у них вообще пропадает молоко. Дело не в жанре. Я очень люблю джаз. Есть и рок-музыка потрясающая. В песне очень важны гармония и стихи. А сейчас со всех каналов мы слышим «тазик-унитазик». Вспомните советские песни, песни военных лет! Все они были написаны на стихи, а сейчас музыка пишется на слова. И те, кто слушает подобные композиции, становятся амебами. Это своего рода замкнутый круг, но его можно и нужно разорвать. В этом смысле я абсолютный оптимист, и верю, что все нормализуется.
— Говоря о ваших учителях, вы часто упоминаете режиссера Дарио Фо,  под началом которого вы впервые выступили на западной сцене. Чему он вас научил?
—  Он научил меня быть раскрепощенным. Первая роль на западной сцене, страшно подумать — Фигаро из «Севильского цирюльника». Ты должен летать по сцене! Когда я вижу Фигаро, который ходит  как робот  —  какой это Фигаро? Режиссер Дарио Фо вместе с дирижером Альберто Дзедда помогли мне обрести себя на сцене. Но не только как оперного артиста, который отпел свою арию и ушел. Я даже научился жонглировать, я пел лежа, стоя, вниз головой, на руках у актеров. И всему этому учился у великих мастеров! И, несомненно, это большая удача, что я в самом начале своего творческого пути попал в хорошие руки...  Но, конечно, и сейчас я продолжаю учиться. Например, каждый раз учусь у великого музыканта и дирижера Валерия Абисаловича Гергиева. Я считаю, что должен заниматься самовоспитанием и самообразованием всю сознательную жизнь. Сколько будет биться мое сердце. Иначе грош мне цена как человеку.

— А настоящий мужчина должен служить в армии?
— Обязательно! Я служил.
— 9 мая вы традиционно поете на Исаакиевской площади…
— Это мой долг, отражающий мое отношение к Великой Победе, к моему городу, к моей стране. Вместе с моими замечательными друзьями, которые всегда меня поддерживают, мы делаем эти концерты. Ни копейки из городского бюджета я не получаю. Но, слава Богу, у меня есть замечательные друзья — Александр Мясников, Валерий Гаврилюк… Сколько добрых, хороших дел они сделали и делают! Строят и реставрируют храмы и т.д. Бог тоже их не оставляет, потому как «Не оскудеет рука дающего». Для меня дружба —  понятие круглосуточное. И я горд, что мои друзья — настоящие мужчины. Я очень дружу с защитниками нашего отечества - настоящими боевыми ребятами. Они - настоящие мужчины, мужчины с большой буквы!
—Вы можете сформулировать, что должно быть в семье, в обществе, чтобы из мальчика вырос настоящий мужчина?
— Он должен расти в любви. Родители должны прививать ему любовь к своему городу, к стране, чувство уважения к другому, независимо от его национальности и вероисповедания. У нас у всех течет кровь одного цвета. Надо научить ребенка отдавать, а не только потреблять, протягивая ручки с криком: «Дай! Дай!» И, конечно, важно приучить мальчика брать на себя ответственность.
— В какой атмосфере вы росли?
— В нашей семье не было ни кулака, ни злого слова, никто никогда не говорил на повышенных тонах. Была только доброта, тепло и нежность. Меня никогда ни за что не наказывали, хотя в детстве я частенько дрался и проказничал. Мои родители — очень музыкальные люди. У мамы был великолепный голос. К сожалению, её уже нет с нами. Но самое главное их качество - доброта, а доброта, я уверен, спасет мир! Доброта и любовь. Не та любовь, которая - «поцеловались и разбежались», а любовь в высшем понимании этого слова. Любовь есть Бог.
Я сколько себя помню, к родителям обращался на «вы». Не понимаю, как можно «тыкнуть» маме или папе — я бы провалился сквозь землю со стыда…
— Вы сказали, что были драчливым ребенком. А сейчас можете ударить человека?
—За хамство — да! Люди возомнили, что они - венец творения, пуп земли. Но мы всего лишь  комары, букашки! Но, тем не менее, если сравнивать лихие 90-е и наше время, то это — небо и земля. Люди приходят к тем ценностям, которые были раньше, - и при царе, и при советской власти, но которые пошатнулись в эпоху «малиновых пиджаков». Сейчас люди обращаются к вере, а это самое главное. Без веры жить невозможно!
— Как вы совмещаете христианские правила и традиции с гастролями? Вы соблюдаете пост?
— Мой духовник - настоятель протоиерей Виктор Московский из Храма Смоленской  иконы Божией Матери сказал, что в связи с моей гастрольной деятельностью, мне можно не соблюдать пост. Самое главное, чтобы были чистые помыслы. Старайтесь не врать, не обижать друг друга, не сквернословить.
— Вероятно, это тяжело – при таком горячем темпераменте?
— Как писал Александр Сергеевич Пушкин: «Учитесь властвовать собой!» Все в наших руках. Перекрестился, сказал: «Господи, спаси и сохрани!» и раздражение прошло…
— Сейчас остро ощущается в обществе проблема дефицита общения…
— Наш народ всегда был очень душевным. Раньше в праздники делали тазики салата оливье на всю округу, соседей угощали. А сейчас каждый сам по себе. Появились мужики, которые не хотят брать на себя ответственность за женщин, создавать семью. Но человек не должен жить один. Я даже не могу в одиночестве в ресторан зайти:  кусок в горло не лезет. На мой взгляд, эгоисты — это моральные уроды с черствой душой. Это как жрать колбасу под одеялом, это кошмар – просто мерзко. Надо всем делиться с ближним — не только куском хлеба, но и впечатлениями, эмоциями, знаниями…
— Ваш график выступлений расписан на несколько лет вперед. А как вы отдыхаете?
— Я не умею отдыхать. Если два дня нет концертов, уже чувствую себя не комфортно, появляется ощущение ненужности. Бывает, прилетаю с гастролей, думаю, посплю подольше — устал все-таки после длительного перелета. Но нет! Сплю очень мало. Не понимаю, как можно долго спать! Жаль тратить время на сон: солнце встает, и столько всего можно много сделать!
— Что кроме пения вам доставляет удовольствие?
— Природа: ранняя весна, летнее солнышко, первый снег… Это все не может не радовать и не восхищать. Лучше жизни может быть только жизнь!
— Когда вы выступаете за границей, остается ли время насладиться красотами?
— Вся красота в основном — самолет-отель-театр. Хотя, конечно, путешествия обогащают человека. Ведь это так здорово — познавать мир,  другую культуру.
— Чем вызван ваш переход на контрактную систему в вашем родном театре?     
— Работать по контракту — честно и правильно. Я получаю деньги за спектакли, в которых участвую. Иначе это было бы не по совести.
— Скучаете по Мариинскому театру?     
— Конечно! Это лучшая сцена на свете. Лучший театр в мире. Это мой дом! И где бы я ни был, Санкт-Петербург — город, в который хочется возвращаться, а Мариинский театр — театр, в котором хочется петь…

Беседовала Татьяна Болотовская.
Фото из личного архива Василия Герелло.

 

Читать онлайн  весь номер


Теги:Василий Герелло

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика