Увезу тебя я в тундру! Кола Бельды...
21.12.2019 124 0.0 0

На нашей эстраде никто ещё так красиво не заманивал девушек на СеверА – прочувствуйте и оцените полный комплект тундровой романтики: хрустящий мороз, хрустальные сугробы, снежная заря и звёздный иней, который загорается на ресницах серебром. Ну как после таких слов не махнуть на Ямал, Таймыр, Чукотку или в Якутию? На концертах в паузах между песнями он рассказывал анекдоты о чукчах, его выступления покорили французов, назвавших этого исполнителя «золотым голосом Севера». История жизни этого человека уникальна. Кола Бельды, возможно, и не ставил перед собой такой цели, но доказал, что при желании можно добиться многого, достичь самых высоких вершин...

Его песня «Увезу тебя я в тундру» побила все рекорды популярности не только в СССР, но и за рубежом. Но мало кто тогда знал, что ее исполнитель – Кола Бельды – хоть и ассоциировался у большинства с северными народами, на Крайнем Севере и в тундре никогда не бывал. Он – нанаец с Амура.
Николай Иванович Бельды родился 2 мая 1929 года в маленьком селе Муха Нанайского района Хабаровского края в семье охотника. Очень рано осиротев, он от нервного потрясения стал заикаться. Какое-то время его воспитывала тетка. Родная или нет, трудно сказать: все жители Мухи носили одну фамилию – Бельды.
Позже Колю увезли в интернат. Откуда в 1943 году он сбежал на фронт, приписав себе два лишних года. Стал юнгой на Тихоокеанском флоте. Участвовал в боевых действиях за освобождение Кореи. Был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью Ушакова, другими наградами. Выступал в ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота. Закончив экстерном музыкальное училище, Кола продолжил службу мотористом-дизелистом на тральщике. Все там же, на Тихом океане.
По окончании службы на флоте Кола поступает в Саратовскую консерваторию. Стипендии на жизнь, конечно же, не хватало, и студент сначала подрабатывал на станкостроительном заводе, затем – в саратовском драмтеатре. Некоторое время работал в ансамбле песни и пляски Воронежского военного округа, потом – в Калининской и Хабаровской филармониях.
Даже простое перечисление «биографических фактов» заставляет задуматься: как же это – заикающийся мальчик и вдруг – консерватория, выступления? Да, конечно, и сегодня многим заикающимся рекомендуют петь. Но это для повседневного общения, а здесь... Одни говорят про богатые вокальные данные Кола Бельды, другие вспоминают ангела-хранителя, третьи — про то, что «стресс стрессом вышибают»: сначала, мол, детское потрясение, а потом война...
Как бы там ни было, но в 1957 году Бельды становится лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Тогда же на него обращают внимание Михаил Пляцковский, Сергей Михалков и – тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева. Талантливого артиста приглашают работать в Москву, и с 1959 по 1990 год он – солист-вокалист во Всероссийском концертно-гастрольном объединении, впоследствии реорганизованном в Москонцерт.

За 30 лет гастролей Кола Бельды побывал в 46 странах. В Европе он стал таким же узнаваемым, как и в Советском Союзе. Среди его поклонников были мэры европейских городов, известные политики. Один из них – тогдашний император Эфиопии, даже наградил его орденом своей страны.

Лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин рассказывал, как однажды в молодости, шутки ради вместе с друзьями собрался на концерт Кола Бельды и был поражен профессионализмом певца: «Мы были еще очень молодыми, непримиримыми и бесшабашными панкующими личностями, облаченными в невообразимую по тем временам одежду. Нам почему-то стало очень весело при мысли о том, что мы – в заклепках, ремнях, драных джинсах и чудовищных ботинках – припремся на этот эстрадный концерт. На сцену выходят музыканты с инструментами, которые собираются играть живым звуком, – длинноволосые двухметровые мужики в шкурах и мехах, с фантастическим по тем временам светом, с какими-то этническими бревнами на цепях. И они начинают играть достаточно сложную этническую музыку на джазовой основе. Мы вдруг понимаем, что они мегакруты. Ближе ко второму-третьему номеру на сцене появился сам Кола Бельды и начал петь северные песни шаманского характера. От этого просто вдавливало в кресла. В промежутках между песнями он стал рассказывать анекдоты про чукчей. Он разошелся, увидев, как мы реагируем на все его фразы и реплики. В самом конце мы, шесть панков-неформалов, стоя устроили Бельды овацию. С тех пор это лицо с обложки стало для меня очень важным».

Экзотика... Да, конечно, и она играла свою роль, но отнюдь не первостепенную. Главным был голос – звонкий, приятного тембра, нечто среднее между тенором и лирическим баритоном. Верилось, что человек с такими голосом и обаянием мог увезти в тундру даже английскую королеву. Не менее важна была и искренность. Маэстро исполнял песни разных народов. По сути, он стал своеобразным «рупором» народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Он знакомил остальной мир с удивительной культурой дотоле незнакомых широкой публике народов. Впрочем, даже песни других народов он исполнял, как свои, нанайские. Показателен последний прижизненный диск Кола Бельды – «Белый остров». Он полностью состоит из песен малочисленных народов России: саамов, манси, чукчей, эвенков...
В 1960 году Кола Бельды становится лауреатом Всероссийского конкурса артистов эстрады. В том же году издается книга Ю. Дмитриева «Искусство советской эстрады», в которой имя певца ставится в один ряд с Леонидом Утесовым, Олегом Лундстремом, Клавдией Шульженко...
Но настоящая слава сваливается на Кола Бельды в начале 70-х. В 1972 году он выходит в финал конкурса «Песня года» с песней «Увезу тебя я в тундру!». С ней же годом позже он становится лауреатом международного конкурса вокалистов в Сопоте (Польша). Из советских исполнителей подобными достижениями могут похвастаться лишь Алла Пугачева да Валерий Леонтьев.
Позже к «Тундре» добавился еще один хит – «Песня оленевода». Однако понимание того, что «олени лучше» стало приходить лишь после «увезенной в тундру».Был еще один хит – «танго» про чукчу, который в чуме ждал рассвета...

Кола Бельды с женой Ольгой и дочерью Леночкой. Фото из семейного архива

И все же песня «Увезу тебя я в тундру!» была главной. И таки увез. Пусть не в тундру, а в Хабаровск.
В 1990 году в жизни Кола Бельды появилась Ольга Александровна, тогда еще просто Ольга. Девушка закончила Хабаровский мединститут, поступила в аспирантуру педагогического и уехала в Санкт-Петербург, где жил ее брат Михаил, работать над диссертацией. Как оказалось, Михаил был старым другом Кола Бельды.
Из воспоминаний Ольги Александровны:
– Миша мне предложил съездить в Москву. Я очень надеялась позаниматься в Ленинке. Но и сейчас я не знаю, где же эта библиотека находится, – сразу же, как познакомилась с Кола, обо всем забыла!
Ольга была уже третьей женой Кола Бельды. Со своей второй супругой Ларисой он прожил 23 года. Возможно, жили бы они и дальше долго и счастливо, если бы не трагические обстоятельства – смерть Ларисы.
В том же 90-м Кола и Ольга, еще не будучи официальными мужем и женой, переезжают в Хабаровск. Здесь их явно не ждали: своим жильем семья обзавелась нескоро.
В начале 1991 года у четы Бельды рождается дочь Елена. Радость отца трудно описать – от двух предыдущих браков детей у него не было. В августе того же года Кола и Ольга официально регистрируют свой брак.
21 декабря 1993 года Кола Бельды не стало. В то зимнее утро посетители продуктового магазина Северного микрорайона Хабаровска вряд ли догадывались, что на их глазах из жизни уходит живая легенда, гордость нанайского народа. Николаю Ивановичу резко стало плохо с сердцем... «Cкорая» – приехала через час, но, увы, не кардиологическая.  – певец умер от обширного инфаркта на руках жены.

 

 


Теги:Кола Бельды

Читайте также:
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика