Александр Бабаян: Искусство воспитывается в определенной среде.
29.05.2024 1021 5.0 0

Сегодня мы беседуем с Александром Вигеновичем Бабаяном, ответственным секретарем Санкт-петербургской организации Союза Кинематографистов России, директором киноцентра «Дом кино».
- Что для Вас есть «хорошее, качественное кино», и по каким критериям Вы отбираете фильмы в прокат для кинотеатров, руководителем которых Вы являетесь?
- Хорошее кино – это кино: с хорошей драматургией, когда есть интересная история, хорошая режиссура, присутствует сильная актерская работа. Не всегда хорошее кино популярно у зрителя. У него есть свой зритель, безусловно. Но это не значит, что оно будет успешным в прокате.
Зрительское кино - это кино с понятным сюжетом, относительно простое, не требующее очень серьезного интеллектуального напряжения.  Люди приходят за впечатлениями. У нас в Доме Кино обязательно есть фильмы серьезные, глубокие и фильмы, относительно простого жанра: комедии, боевики, так называемые «Проходные фильмы». Но мы стремимся создать все же, более или менее, интеллектуальный досуг. Все, что мы отбираем - это кино ограниченного проката, которое не каждый кинотеатр показывает. Бывает так, что некоторые фильмы можно посмотреть только у нас. Мы стараемся относиться к кино, как к «искусству».
Однако, мы работаем в условиях современной киноиндустрии. У нас есть круг определенных партнеров-прокатчиков, которые покупают фильмы сразу пакетами. Часто хороший серьезный фильм идет в пакете с простой комедией или боевиком. Такие моменты бывают, поэтому не надо удивляться, что в Доме Кино бывают и относительно простые фильмы.
- Какие проблемы существуют сегодня в кинопрокате у нас в России?
- Ушли голливудские мейджоры. Осталось только российское, азиатское кино и кое-какое европейское. Примерно на 70% необходимо чем-то заполнять прокат. И тут вскрылась одна очень простая вещь, о которой мы все всегда говорили, но которая не была так сильно заметна. Наши продюсеры привыкли зарабатывать в основном на производстве. Эта безвозмездная раздача денег со стороны государства людей расслабила. Снимать фильмы, нацеленные на успешный прокат, научилось очень маленькое количество продюсеров. Остальные просто не умеют это делать. Они получали несколько миллионов для создания фильма. Далее фильм сдавался Министерству культуры и, таким образом, пополнялся Кинофонд страны. Формально обязательства были выполнены. Сейчас уже так сделать не получится. Теперь требования у Министерства культуры другие. В нем не хотят, чтобы ему просто сдавалось кино, которое лежит на полке. Перестроиться очень сложно. Сейчас мы наблюдаем ситуацию в прокате, когда все сильные российские премьеры практически уже состоялись в этом году, и следующие запланированы только  на осень этого года. Лето можно сказать: «пустое». Будут какие-то проходные, малоинтересные фильмы. Есть конкретная запланированная сумма проката на этот год – 40 млрд. годовой выручки со всех кинотеатров России. Эта цель вряд ли будет достигнута. Количество зрителей падает. К этому можно добавить еще очень важный аспект – у нас почти никто не умеет работать со зрителем в плане продвижения фильма. Что делали мейджоры? Весь маркетинг разрабатывался в Голливуде. Сюда спускался просто пакет (от плаката постеров до аудио, видео, интернет рекламы и прочее). Задачей местного подразделения было правильно все распределить здесь, и никакого креатива особо не требовалось. Но даже эти подразделения сейчас свою работу закончили. Изначально бюджеты, которые закладывались, не рассчитывались на маркетинг и на продвижение в кинотеатрах. Минимальный заход в прокат будет стоить минимум 5 млн. для правообладателя. И не факт, что эти деньги вернутся. Сборы для российского фильма (современная драма или комедия) сегодня должны быть хотя бы 15млн. Это только, чтобы покрыть расходы. Ситуация очень сложная. От продюсеров требуются определенные усилия. Усилия требуются так же от Министерства культуры.
Есть еще и онлайн платформы. Туда перемещается зрительский интерес.
- А нет риска, что все уйдет в онлайн, и кинотеатры станут просто не нужны?
- Я не думаю, что это произойдет. Такая тенденция есть, но она в какой-то момент остановится. В конце 70-х, с момента запуска спутникового вещания на Сибирь, в Советском Союзе было резкое снижение кино-посещений. Люди пересели к телевизорам. Но потом эта ситуация стабилизировалась. Так и сейчас будет. Такой стабилизации способствуют две вещи: во-первых, – это «выход в свет». Ты собираешься компанией с друзьями, с девушкой, с женой -  и это определенный приятный досуг. Это относительно недорого, но как результат - приятные впечатления.
Во-вторых, улучшаются технологии. Сейчас дома большим экраном уже никого не удивишь. Но в кино сейчас заходят LED-технологии, появляются огромные жк-экраны. Они ярче, качественнее, и таких впечатлений дома вы точно не получите. Этот элемент аттракциона будет существовать. Кино-технологии не стоят на месте. Конечно, не все кинотеатры выдержат эту конкуренцию. Но существует программа модернизации кинозалов. Она продлена до 2026г.  Государство готово вкладываться в модернизацию кинозалов в малых городах.
А дальше вопрос: «А что же там будут показывать?» Нужны фильмы, интересные людям. Так что, я думаю, государство тоже будет потихоньку все перестраивать.  
- Когда информация идет в массы – это все равно какие-то ориентиры для народа. А кино – один из основных китов в воспитании моральных принципов общества. И государство должно быть заинтересовано в этом развитии?
- Совершенно верно. Я хотел бы добавить, что в Министерстве культуры не принято делиться своими планами, а только отчетами. Там работают умные люди.  Но здесь хочу отметить, что надо четко и жестко действовать. Должно быть очень правильное распределение бюджета. И я думаю, что политика распределения денег все же будет пересмотрена.
- Что, по Вашему мнению, необходимо для роста и качества киноиндустрии в нашей стране?
- Дело в том, что у общества есть два интереса в кино. Первое - это, чтобы производились фильмы, которые являются актом искусства (которые, по прошествии десятилетий остаются значимыми и ценными), и их бы смотрели и понимали. А второе -  общественный интерес существует и в развлекательном кино (как говорится «Хлеба и зрелищ»). Мне казалось, что здесь в какой-то момент, фонд кино перешел к зрелищным фильмам, а Минкультуры, вроде бы, должно остаться на позициях кино как искусства. Но этого не происходит, потому что Минкультуры не очень идет на какие-то компромиссы с самим собой. Не отвергает совсем уж бессмысленное кино; выделяются деньги на производство фильмов даже не категории «Б», а категории «В».
- А это не является следствием ориентации на культуру и интеллект нашего общества в целом? В чем причина?
- Если говорить о том, что на протяжении 30-ти лет происходила деградация культуры, девальвация культурных ценностей и ориентиров, то значит на сегодняшний день вкусы отборщиков кино, тоже деградированы. Требуется какое-то творческое, интеллектуальное, искусствоведческое, научное, методологическое усилие от Министерства культуры. Необходимо найти соответствующих экспертов. Возможно, надо действовать и радикально.
Искусство воспитывается в определенной среде, которое может быть сформировано только на больших студиях. Возьмем советскую систему, или даже американскую, европейскую. Крупные студии, творческие объединения были и выступают гарантом того, что это будет хорошее кино. Сегодня у нас система несколько искажена. Это развратило людей и им не нужно делать творческие усилия.  Возьмем, к примеру, «Ленфильм» в Санкт-Петербурге. Там была определенная среда, творческие объединения, работали профессионалы. Они просто бы не пропустили всякую ерунду. А теперь у нас масса мелких продюсерских контор, режиссерская, продюсерская «вкусовщина». Они договариваются в Минкульте, получают деньги и дальше вседозволенность в каком-то смысле. Да, с юридической стороны есть ограничения, но с художественной точки зрения они считают, что могут делать все, что угодно. Нет должной экспертизы, нет нужных критериев. А на большие студии приходили бы дебютанты и работали бы с мэтрами, напитывались бы творческой энергией, потенциалом. И все бы это работало.  «Ленфильм», «Мосфильм», «Студия им. Горького» не должны быть пунктами проката, они должны быть производящими организациями.
- Это все можно спасти? Есть хоть какие-то шансы?
- Надо перестраивать всю систему. А этому будет много противодействий. На это способны люди, которые заинтересованы в этом и они знают, как все должно быть. Но сегодня они, зачастую, стоят на обочине киноиндустрии. А те, которые «на коне» в этой сфере, им это не надо, их устраивает то, что есть. У них может быть другая позиция, другое видение. Но тогда покажите серьезное кино с высокой искусствоведческой экспертизой, которое оценят люди с хорошим вкусом. Потому, на мой взгляд, выкошена наука киноведения. Нет экспертизы и никакого анализа, нет киноведческих журналов. Есть частные журналы, но это, скорее критика кино без серьезного анализа. Поэтому здесь тоже есть проблема.
- Вы, все-таки, за то, чтобы вернуться к прежней системе киноиндустрии, существовавшей в СССР?
- Я не против того, чтобы была система поддержки каких-то мейджоров, но должно быть и то, о чем я сказал. Пусть, допустим, «Ленфильм» будет студией интеллектуального кино. Пусть там будет интеллектуальная среда. Да, это требует других способов финансирования. Но пусть будет отдельным потоком «про киноискусство», и отдельно «про кинобизнес». Бизнесмен заинтересован заработать здесь и сейчас. Ему не надо заниматься какими-то воспитательными и долгосрочными проектами. Есть и такие, которые в угоду массовости готовы извратить даже выдающиеся произведения, только, чтобы заработать побольше денег здесь и сейчас. Но Кино – это искусство. И в интересах общества сохранить культуру в этом виде искусства. Для этого от государства требуются определенные усилия. Требуется серьезная организационная работа. Нужны деньги. Должны быть люди, лидеры, готовые эту творческую среду поддерживать. Такая система требует постоянной подпитки и пригляда со стороны государства. Государство должно культурную политику проводить более ответственно, думая о будущих поколениях. Экономическая эффективность – это не всегда показатель культуры.
- То есть, если мы хотим, чтобы наша культура развивалась и процветала, то деньги не должны здесь выходить на приоритетное место?
- Нет, не должны. А в кино вообще есть определенная специфика - это технология.  Это сочетание творчества и бизнеса. И этот баланс очень сложно удержать. Нужна ответственность за то, что ты сделал.
- Вы были проректором и врио ректора в СПбГИКиТ. Чтобы Вы сказали о кинообразовании сегодня? Чего не хватает, по Вашему мнению?
- Мне кажется, опять же, не хватает студий, куда ребят можно было бы пристраивать после окончания. Вот пусть мы хорошо выучили студента, и он знает, что такое художественное, а что не художественное. Но дальше он остается с рынком один на один. И он вынужден принимать или не принимать определенные предложения. Но так как мы в первой части нашей беседы уже пришли к выводу, что киноискусство деградировано, он вынужден кормить семью и потому соглашается на всякую чушь. Где та среда, в которой человек будет развиваться?
Так же, в силу естественных причин, уходят сильные преподаватели. А на их места приходят те, которые считают нормой угоду массовости. И они уже начинают учить тому же самому, без отношения к кино как к искусству. И люди начинают это принимать как должное, учиться этому, и в итоге - деградирует и образование тоже. Если говорить по Санкт-Петербургу, то здесь необходимо объединить «Институт кино и телевидения» с «Ленфильмом» в одну организацию, начать там производство студенческих и дебютных фильмов под патронажем и целевом финансировании Министерства культуры. Тогда, может быть, что-то получится.
Сегодня у нас много мелких частных школ в кинообразовании. Где результаты этого образования? Люди учат кино, чтобы заработать на образовании. Люди снимают кино, чтобы заработать на кино. Как это соединяется между собой? Доведя все до такого уровня деградации, теперь восстановление требует колоссальных усилий и времени.
- Будем надеяться, что все-таки это получится сделать. И задам еще один вопрос о культуре в кино: - «Ценности, мораль в упадке сегодня в наших фильмах?»
- Простой ответ будет: - «Да».  Кино отражает современную реальность. Но в кино мы можем задать планки, ориентиры. Кино имеет очень сильное воздействие на сознание человека. Но невозможно одним киносеансом что-то изменить. Это должна быть комплексная работа. Если мы хотим сохранить какую-то самобытность, духовные и нравственные ценности, то мы должны начать предпринимать практические шаги во всех сферах. И возможно, не только в кинематографе, но и в театре, в интернете и т.д. Надо делать что-то новое для нас, то, от чего отвыкли или наоборот не привыкли. Если ты хочешь посмотреть, что будет завтра со страной, загляни в школы. А, может, и в детский сад, чтобы понять, что будет послезавтра. Надо работать со школьниками. Им давать ориентиры и им следовать. Ведь, что ждет наших детей в будущем? Об этом сейчас надо думать нам.

Беседовала - Наталья  Цветкова-Карнович


Теги:Александр Бабаян, киноиндустрия, фильм, Минкульт, киноцентр «Дом кино», искусство, Союз Кинематографистов, Наталья Цветкова-Карнович, мосфильм, Ленфильм, Кинофонд, Санкт-Петербург

Читайте также:
Комментарии
avatar
Яндекс.Метрика